Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 
 
[ танки | бронемашины | артиллерия | стрелковое оружие ]
 

Тех кто верит в непогрешимость американцев просьба не читать

«Ночные охотники»

Осенью 1987 года «танкерная война» в Персидском заливе была в самом разгаре. Посылка туда мощной американской эскадры, в состав которой входили тральщики с новейшим оборудованием для обнаружения мин, так и не смогла обеспечить безопасность: суда продолжали подрываться. Стремясь снять с себя ответственность, командование ВМС США заявило, что, пока не будет эффективной воздушной разведки, оно не может дать гарантий.

Между тем, как писала пресса, «с каждой новой жертвой на протраленных фарватерах престиж Америки все глубже тонул в водах «Порохового залива». Чтобы спасти его, председатель объединенного комитета начальников штабов адмирал Уильям Дж. Кроу приказал подключить к операциям спутники-шпионы, самолеты-разведчики SR-71 и специальное вертолетное подразделение 160, считавшееся элитой «Ночных охотников». Его летный состав комплектовался из самых опытных в американских ВВС пилотов-добровольцев, а вертолеты «Литтл Бирд» — «Маленькие птички» — считались «самыми скоростными, маневренными и неслышными» из всех, когда-либо поднимавшихся в воздух.

13 сентября сам Кроу вылетел в район Персидского залива, чтобы лично поставить командующему американской эскадрой контрадмиралу Бернсену секретную задачу: с помощью выделенных воздушных средств усиления снабдить Белый дом «козырем», оправдывающим в глазах мировой общественности чрезмерно раздутое американское военное присутствие в этом регионе. А именно — захватить иранцев в момент постановки мин. Другими словами, речь шла о политической, а не военной операции.

Через два дня спутник-шпион КН-11 зарегистрировал подозрительную активность в иранском порту Бандар-Аббас. Посланные для уточнения высотные разведчики SR-71 «Блэкбирд» установили, что там идет погрузка мин на судно «Аджр». Как только оно покинуло порт, наблюдение за ним было передано базирующимся в Омане морским разведчикам «Орион» Р-3 и самолетам с системами АВАКС из Саудовской Аравии. Поздно вечером 21 сентября «Аджр» подошел к Ормузском/ проливу. В воздух были подняты два «Ночных охотника», снабженные приборами ночного видения. Вскоре адмирал Бернсен получил по радио донесение о том, что в воду спущена мина, хотя, как признали позднее пилоты, «видимость была не лучше, чем через туалетную бумагу». Последовал приказ задержать иранское судно до прибытия командос.

Незаметно приблизившись к «Аджру», «Маленькие птички» дали по нему ракетный залп, а затем стали поливать пулеметным огнем. Пять членов экипажа были убиты, остальные покинули поврежденное судно. После того, как подоспевшая досмотровая группа тщательно обследовала «Аджр» и сфотографировала имевшиеся на борту мины, оно было потоплено. Так Белый дом получил требовавшийся ему «козырь», хотя и с небольшим изъяном. «Ночные охотники» утверждали, что они зафиксировали постановку мин на видеопленку, которая потом оказалась пустой. Но это не помешало министру обороны Уайнбергеру назвать ночную операцию «отлично скоординированным шедевром военной хитрости». Столь незаслуженно высокая оценка, в общем-то, не такой уж сложной операции объяснялась стремлением окончательно изгладить из памяти посвященных тайну, связанную с историей «Ночных охотников».

Хотя подразделение 160 считается секретным, в американской печати о нем проскальзывало немало лестных упоминаний. Например, командовавший им бригадный генерал Хенниз заявил, что в нем собраны «лучшие из лучших, умеющие безукоризненно действовать на пределе возможного». Девиз «Ночных охотников» мужествен и лаконичен: «Во мраке поджидает смерть». Как он родился, достоверно неизвестно, но невольно приходит мысль: а не сыграло ли тут свою роль позорное фиаско в иранской пустыне Деште-Кевир?

После захвата террористами в ноябре 1979 года в качестве заложников персонала американского посольства в Тегеране ЦРУ разработало план операции «Орлиный коготь» для их спасения. Провести ее должны были командос из отряда «Дельта» под руководством полковника Бекуита и вертолетчики полковника ВВС Кайла из формировавшегося тогда в глубокой тайне специального подразделения «Ночных охотников». На бумаге будущий рейд выглядел весьма эффектно. Сопровождаемые вертолетами RH-53D «Си Стэллион», прозванными «Морскими жеребцами», транспортные гиганты С-130 «Геркулес» ночью доставляют его участников в место высадки в пустыне Деште-Кевир, получившее кодовое название «Пустыня-1». Оттуда вертолеты перебрасывают отряд в пункт «Пустыня-2» — у заброшенных соляных копей в 50 милях от Тегерана.

На следующую ночь налетчики на заранее приготовленных американскими агентами грузовиках прибывают в Тегеран, с помощью оружия и гранат с нервнопаралитическим газом прокладывают путь на территорию бывшего американского посольства и, уничтожив охрану, освобождают заложников. Тем временем «Ночные охотники» кружат над районом операции, готовые накрыть пулеметным огнем окрестные улицы. Затем они забирают всех и доставляют в местечко Манзари, в 50 милях к югу от столицы, где другая группа американских командос должна была овладеть взлетно-посадочной полосой. Оттуда транспортные самолеты вывозят участников операции за пределы Ирана.

Всю зиму и весну 1980 года отряд «Дельта» отрабатывал предстоящую операцию. Местом тренировок стала пустыня штата Юта, схожая с Деште-Кевирой. Причем в качестве консультантов были привлечены специалисты из западногерманской разведки, израильской «Моссад» и английской Специальной воздушно-десантной службы. Но, несмотря на столь солидную «международную поддержку», подготовка шла негладко. Причем больше всего нареканий вызывали «Ночные охотники». Например, вертолетчики во время генеральной репетиции в марте 1980 г., по свидетельству одного осведомленного лица, продемонстрировали «полное отсутствие профессиональной выучки»: в ходе ночной высадки вертолеты приземлились на расстоянии мили друг от друга.

Тем не менее, в середине апреля полковники Бекуит и Кайл доложили председателю Объединенного комитета начальников штабов генералу Джоунсу о готовности. Перед вылетом их принял сам президент Картер, напутствовавший будущих героев заверением в том, что он уверен в успехе, и обещанием, что Америка по достоинству оценит их подвиг: каждый участник будет награжден высшей наградой — Почетной медалью конгресса, хотя последний оставался в полном неведении о предстоящем вооруженном вторжении на территорию суверенного государства.

Эскадрилья «Геркулесов» была переброшена в Египет якобы для участия в совместных учениях. 24 апреля полковник Бекуит, «Чарли-обойма», как прозвали его во Вьетнаме, получил по радио приказ о начале операции. Пролетев над территорией Саудовской Аравии и Объединенных Арабских эмиратов, хотя разрешение на это не запрашивалось, шесть «Геркулесов» сели для дозаправки на оманском острове Масира. (Отметим, что, когда вооруженное вторжение на иранскую территорию стало достоянием гласности, султан Омана заявил протест и расторг договор с США, разрешавший их ВВС и ВМС использовать Масиру для своих нужд). Соблюдая полное радиомолчание, эскадрилья «Геркулесов» в темноте пересекла Оманский залив и, снизившись до высоты всего 150 футов, чтобы обмануть радары, незамеченной проникла в иранское воздушное пространство.

Для ее прикрытия в ту ночь над Персидским заливом и Аравийским морем барражировали специальные самолеты американских ВВС, создававшие электронные помехи и «ослеплявшие» радары.

Приблизительно в это же время с палубы ядерного авианосца «Нимитц» в Оманском заливе вылетели восемь 50-местных вертолетов, хотя для перевозки участников рейда и заложников достаточно было бы и двух. Позднее полковник Бекуит заявил, что задействовал дополнительные машины, так как был слишком «низкого мнения» о пилотах и ожидал непредвиденные потери. Опасения оправдались. Один из «Морских жеребцов» рухнул в море, едва поднявшись с палубы «Нимитца». Другой потерял ориентировку в поднявшейся песчаной буре и вернулся на авианосец. Третий, хотя и дотянул кое-как до пункта «Пустыня-1», дальше лететь не мог из-за отказа гидравлической системы.

После шестичасового перелета не на высоте оказались и сами «Ночные охотники», которых Бекуит обозвал «отъявленными трусами». Пилот первой приземлившейся машины стал истерически кричать, что, если у них осталась хоть капля разума, нужно все бросить и побыстрее возвращаться домой. Севший вторым заявил, что после всего пережитого в песчаном аду бури не может взяться за штурвал. Правда, метеорологи не отмечали каких-либо слишком сильных шквалов в пустыне Деште-Кевир в ночь на 25 апреля, так что, скорее всего, у «Ночного охотника» просто сдали нервы.

Пока шла дозаправка оставшихся пяти вертолетов, в пустыне внезапно показались огни приближающихся фар. Командос решили, что их засекли иранские моторизованные части. Однако это был рейсовый автобус с сорока штатскими пассажирами, которым после обыска приказали лечь на землю и не двигаться. Оказалось, что ЦРУ и воздушная разведка допустили ошибку, выбрав место для импровизированного секретного аэродрома неподалеку от действующего шоссе. В Вашингтон полетел запрос: что делать с захваченными иранцами? Пентагон распорядился погрузить их на «Геркулес» и немедленно вывезти из Ирана. Но выполнить это уже не удалось.

Инцидент с автобусом привел всех участников рейда в состояние, близкое к панике. Пилот одного из вертолетов после заправки горючим из «Геркулеса» приподнял машину, чтобы освободить место, но в спешке не рассчитал маневр — лопасть винта врезалась в фюзеляж заправщика. Раздался взрыв, и над черной пустыней вспыхнул огромный ослепительный шар. Огонь моментально превратил обе машины в пылающий костер. Горел запас горючего для других вертолетов, а с ним и вся операция.

В пылавших кабинах с грохотом рвались боеприпасы. Многим из командос показалось, что на них напали иранские солдаты, и они открыли в ответ беспорядочную стрельбу. Вертолетчики же без всякой команды бросили свои машины, не позаботившись захватить секретные карты, шифры, таблицы позывных и радиочастот, не говоря уже о новейших приборах ночного видения, химических гранатах, миллионах долларов и иранских реалов. Между тем, над пустыней неслись душераздирающие вопли заживо сгоравших людей, но об их спасении никто не думал.

Полковник Бекуит тоже потерял свое хваленое хладнокровие. Усевшись на лесок, он охватил голову руками и лишь стонал в отчаянии: «Какой провал! Какой провал!» А полковник Кайл в замешательстве даже не попытался потушить пожар, хотя средства для этого имелись. Им овладела одна мысль: быстрее убраться с места катастрофы.

Когда Бекуиту доложили, что восемь человек сгорело, а четверо получили сильные ожоги, он приказал бросить оставшиеся без горючего вертолеты, пересесть всем на «Геркулесы» и немедленно улетать. Полковники даже не подумали о том, чтобы подорвать оставляемых «Морских жеребцов», хотя те были снабжены для этого специальными устройствами. Зато, когда «Геркулесы» набрали высоту, участники вторжения могли полюбоваться редкостным зрелищем: в ярком свете двух горевших машин на песке выстроились словно в траурном карауле, пять целехоньких вертолетов.

По всем законам организаторы и непосредственные руководители операции «Орлиный коготь», обошедшейся в 150 миллионов долларов, должны были пойти под суд. Но поскольку это бросало тень на Белый дом и Пентагон, из горе-вояк постарались сделать героев. Вину за провал возложили на вертолетчиков и... «технические неполадки». Высказывалось даже подозрение, будто пилоты сознательно саботировали задание, считая, что операция все равно провалится в самой иранской столице, и поэтому не хотели рисковать жизнью во время рейда в Тегеран. Военно-воздушные силы, в свою очередь, оправдывались тем, что отмена обязательного призыва привела к снижению квалификации пилотов и техников. О том, что для операции «Орлиный коготь» специально отбирались «лучшие» из формировавшегося секретного подразделения, не было сказано ни слова: военная тайна хранилась надежно.

Шестого мая президент Картер приказал приспустить по всей стране, а также во всех посольствах и представительствах США за рубежом национальные флаги в знак траура по восьми американцам, которых он послал на смерть.

Что же касается «Ночных охотников», то позорное фиаско в пустыне Деште-Кевир лишь отсрочило официальное рождение специального подразделения 160 до октября 1931 года. В дальнейшем вертолетчики участвовали во вторжении на Гренаду, где получили прозвище «Ночных разбойников», и целом ряде секретных операций ЦРУ в разных районах мира. Единственно, что известно о них, так это большие жертвы среди летного состава. Только за один 1983 год погибло 17 пилотов. Но национальных флагов в знак траура больше не спускали. Как показали события в Персидском заливе, ни ЦРУ, ни Пентагон не собираются и впредь отказываться от использования «Ночных охотников» в тайной войне, где бы она ни велась.

Больше того, в последнее время американские «разбойники» охотно передают свой опыт другим любителям вооруженных авантюр, в частности южноафриканским. Вначале на базе подразделения 160 в Форт-Кэмпбелл побывали высшие военные чины и представители Национальной разведывательной службы Претории. Увиденное настолько пришлось им по душе, что они были готовы тут же заключить секретное соглашение о посылке туда на стажировку своих вертолетчиков. Однако, опасаясь дипломатического скандала в случае, если все выплывет наружу, американцы предложили другой вариант: направить в ЮАР инструкторов из числа «Ночных охотников», но только как «частных лиц». В печать просочились сведения о том, что в качестве учебной базы там используется аэродром Портчефстром, на котором введен режим особой секретности.

Крещение выпускников «разбойничьих» курсов состоялось в апреле 1987 года при высадке южноафриканских командос на территории Замбии для совершения рейда на город Ливингстон. С тех пор они принимали участие во многих вооруженных вторжениях и забросках агентов в соседние «прифронтовые» государства. Но, пожалуй, самую необычную операцию южноафриканские винтокрылые «разбойники» провели в декабре прошлого года, доставив президента Питера Боту на ангольскую территорию, где он вместе с несколькими министрами инспектировал вторгшиеся туда войска расистов. В связи с этим выходящая в Дурбане газета «Санди трибюн» призвала руководителей ЮАР вспомнить, чем закончилась американская интервенция во Вьетнаме. К этому следует добавить, что выученикам американских «Ночных охотников» не мешало бы помнить, как завершилась операция «Орлиный коготь» в иранской пустыне.

С. Милин
«Крылья Родины» №5 1988 г.


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001