Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 
 
[ танки | бронемашины | артиллерия | стрелковое оружие ]
 

От Афганистана до Чечни,

Или хорошо забытое новое

06 опыте применения мотострелковых и танковых войск в локальных войнах и вооруженных конфликтах рассуждает бывший начальник оперативного отдела, участник чеченской кампании (1994 — 1995 гг.), миротворческих операций в Таджикистане (1993, 1996 гг.), Абхазии (1998 г.), ныне преподаватель кафедры тактики и общевоинских дисциплин Военного инженерно-технического университета (филиал г. Тольятти) полковник Владимир ГУРОВ.

Наличие у большинства сильных государств мира ядерных средств сдерживания на время снимает с повестки дня возможность возникновения глобальных широкомасштабных войн. На смену им приходят локальные войны и вооруженные конфликты. Именно в них сегодня кроется угроза стабильности на Земле. Цепь локальных войн, воспламеняющих один за другим соседние регионы мира, может быть тем бикфордовым шнуром, что приведет к взрыву и изменению современной международной обстановки в целом. Потому сегодня, как никогда, остро стоит вопрос о быстрой и качественной ликвидации таких очагов напряженности.

Контртерриристическая операция наших войск в Чечне показала, что победа в локальной войне напрямую зависит от правильного применения совокупности новых форм, методов и средств ведения вооруженной борьбы. Но на поверку оказалось, что большинство этих новшеств, начиная с принципа обеспечения огневой самостоятельности мелких подразделений и до нанесения авиационных ударов и высадки тактического воздушного десанта, — все это хорошо забытое старое.

Анализируя опыт войн и вооруженных конфликтов, имевших место в мире за последние более чем полвека, можно обнаружить смену закономерности в развитии тактики ведения боевых действий и применения вооружений. Плавный эволюционный процесс разработки и модернизации известных видов оружия начал уступать место скачкообразному его обновлению. Появление новых, более совершенных видов оружия привело к изменению форм и способов вооруженной борьбы.

Наглядность данного тезиса подтверждает опыт локальных войн и вооруженных конфликтов, имевших место в начале 80-х годов в Южной Атлантике, на Ближнем и Среднем Востоке (Англия — Аргентина, Израиль — Ливан, ирано-иракская война и др.). В ходе этих войн и конфликтов были сформированы некоторые современные взгляды на подготовку и способы ведения войны. Опыт этих конфликтов подтверждает необходимость подготовки войск и сил флота к сложным условиям вступления в войну. В них просматривается ставка на внезапность, заранее подготовленные и нестандартные способы действий, проведение мероприятий по скрытию истинных намерений и вводу в заблуждение другой стороны, стремление с началом войны дезорганизовать управление войсками и силами путем вывода из строя пунктов управления, узлов связи и навигационных систем противника.

Одной из характерных черт локальных войн является стремление воюющих сторон максимально использовать в ходе вооруженной борьбы все виды сил и родов войск. Вместе с тем отмечается резкое возрастание роли боевых действий в воздушном пространстве. Появление новых высокоэффективных средств воздушного нападения, стремление к более широкому использованию ВВС привело к повышению роли и значения ПВО в современных операциях.

В ходе боевых действий нашел подтверждение тезис, что одним из основных принципов их организации остается принцип обеспечения огневой самостоятельности мелких подразделений. Опыт локальных войн подтвердил возрастание роли морального фактора в современных войнах. Многое из этого опыта было взято на вооружение воюющими сторонами в Афганистане во время войны 1979 — 1989 годов. Но некоторые формы и способы вооруженной борьбы были применены здесь впервые.

Так, при ведении боевых действий против регулярных сил Советской Армии было решено применять тактику партизанской войны, ведь в начале войны войска моджахедов понесли ощутимый урон от регулярных Вооруженных Сил Советского Союза. Поэтому в основу боевых действий вооруженных формирований афганской оппозиции были положены следующие главные принципы:
— избегать прямых столкновений с превосходящими силами регулярных войск;
— не превращать боевые действия в позиционную войну;
— главным методом ведения боевых действий считать внезапное нападение;
— в ходе вооруженной борьбы широко использовать террор и идеологическую обработку.

Данной тактике действий советские войска противопоставили:
— проведение засадных действий в зоне ответственности и в приграничной полосе;
— действия дежурных сил по реализации разведывательных данных;
— нанесение авиационных ударов и высадки тактического воздушного десанта;
— боевые действия по захвату карнизов и пещер;
— боевые действия воздушных десантов.

Позже все эти методы ведения боевых действий наши войска будут успешно применять в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе. Но рассмотрим поподробнее имеющийся опыт. Что касается засадных боевых действий, то они проводились с целью запрещения пополнения бандформирований подготовленными мятежниками из Ирана, Пакистана, снабжения их оружием, боеприпасами, продовольствием и другими средствами, а также с целью уничтожения противника, захвата пленных, документов и оружия на вероятных путях его движения и на подходах к основным коммуникациям, аэродромам и складам. Как показала практика, наиболее целесообразной была засада, состоящая из мотострелкового взвода, усиленного 1 — 2 пулеметами, расчетом АГС-17 и отделением саперов.

Первыми в район засады выходили дозорные, которые проводили осмотр местности. Затем выходило головное отделение. При этом личный состав находился в постоянной готовности к уничтожению противника. С выходом главных сил засады немедленно организовывались наблюдение, непосредственное охранение и круговая оборона.

Для оперативной реализации разведывательных данных с целью уничтожения небольших банд, пунктов управления, складов и других объектов мятежников, а также захвата главарей банд в Афганистане применялся налет. Для его проведения привлекался усиленный взвод или рота, в которых создавались: группа захвата, 1 — 2 группы огневого поражения и бронегруппа. Группа захвата могла быть в составе 5—10 человек и более и обычно действовала с 1 — 2 направлений. В нее входил командир роты (KB). Группа огневого поражения (прикрытия) располагалась на позиции так, чтобы огнем стрелкового оружия эффективно поражать противника, надежно обеспечивая действия группы захвата. Бронегруппа оставалась в районе спешивания и находилась и готовности быстро выдвинуться и поддержать огнем действия подразделений.

Новым для наших войск в Афганистане стали боевые действия по уничтожению противника в пещерах. Для захвата одной пещеры назначалась мотострелковая рота, усиленная саперным отделением, отделением АГС-17, взводом 82-мм минометов, пулеметным отделением. Выделялся артиллерист-корректировщик. Для ведения разведки противника и местности в районе пещеры назначалась группа поиска в составе взвода, усиленного расчетом ПГС-17 и 2 — 3 саперами. Задача ее состояла в том, чтобы обнаружить входы в пещеру, удобные подходы к ней, определить, не заминированы ли они, а также вскрыть систему огня противника. Для уничтожения противника и захвата пещеры назначалась специальная группа захвата в составе усиленного взвода. Она выдвигалась за поисковой группой в готовности поддержать ее действия огнем. При подходе к пещере группа захвата рассредоточивалась, занимала выгодный рубеж, во взаимодействии с группой поиска огнем из стрелкового оружия, гранатометов, минометов, огнеметов наносила поражение противнику, после чего решительной атакой овладевала пещерой. Для блокирования вспомогательных входов в пещеры назначались группы обеспечения в составе усиленного МСВ, личный состав которых забрасывал входы гранатами, дымовыми шашками и удерживал их до полного уничтожения или пленения мятежников.

Что касается ночных действий по окружению и уничтожению небольших бандформирований, то они, как правило, проводились вблизи гарнизонов силами 2—3 разведывательных и мотострелковых рот. Происходило это так. С наступлением темноты подразделения выдвигались к крепости или группе домов, занятых мятежниками, и блокировали их. Не дожидаясь рассвета, наши подразделения совместно с афганскими представителями начинали прочесывание, изымая при этом у населения оружие и боеприпасы.

Разгром больших по численности группировок противника осуществлялся главным образом в районах зеленых зон и крупных населенных пунктах. Примером наиболее крупных и результативных боевых действий этого периода являются боевые действия, проведенные в провинции Пактика (район Ургуна). Привлекались 7 батальонов советских войск со средствами усиления и 19 батальонов ВС ДРА, в том числе 38 танков, 218 БМП, 157 орудий и минометов. У душманов было 3500 человек, 7 танков, 24 орудия и минометов, более 40 ДШК и ЗСУ. Блокирование районов дислокации отрядов и групп мятежников обеспечивали подразделения афганских войск. Перед занятием высот и блокированием по противнику наносились мощные удары авиации и артиллерии. Такие же операции проводились в районах Герат, Кабул, Фархат, Парван.

Тактический воздушный десант, как правило, в боевых действиях применяли для захвата господствующих высот, блокирования населенных пунктов и районов дислокации душманов. Так, в ходе боевых действий в районе Черикарской долины в первый день было высажено три батальона, разведывательная рота и три мер. В последующие дни было высажено еще около 17 батальонов.

Как же случилось так, что, имея за плечами опыт предшествующих локальных войн и вооруженных конфликтов, мы не смогли применить его в ходе боевых действий на территории Чечни в первую чеченскую кампанию? Дело в том, что войсковая операция на территории Чеченской Республики по разоружению незаконных вооруженных формирований выходила за рамки обычных вооруженных конфликтов. Чтобы разобраться в причинах поражения в чеченской войне 1994 — 1996 годов, следует посмотреть на истоки вооруженного конфликта. А они в том, что к концу 90-х годов на территории Чечни при попустительстве Центра были созданы предпосылки для превращения этой территории в своеобразный лагерь международного терроризма. Вместо государственного образования, входящего в состав России и признающего ее Конституцию, наша страна получила гнездо экстремизма. Созданные Дудаевым вооруженные формирования, призванные поддерживать порядок в Чеченской Республике, на поверку оказались мощной армией, созданной для вооруженного противостояния России.

О глубоко идущих замыслах Дудаева свидетельствует его книга «Тернистый путь к свободе», изданная в Вильнюсе. Хочу обратить внимание на некоторые откровения Дудаева. Цитирую: «Мы видим, как разваливается Советская империя, на очереди развал империи Российской...» Далее: «...Все чеченские племена объединяются под названием «вайнах», и мы, чеченцы и ингуши, никогда себя не разделяли». Потом в тексте добавляет: «Мы обязательно объединимся и вместе будем добиваться отторгнутых у вайнахов сталинско-бериевской кликой территорий, прирезанных к Осетии и Ставрополью». Это слова.

А вот и дела. В начале 90-х в республике открылся военный колледж. Его выпускники обкатывались в вооруженных конфликтах в различных странах мира. Под личным руководством Дудаева была разработана операция «Лассо». Основные цели — диверсии в глубине территории России. Развернуты широкая подготовка военных специалистов и вербовка наемников. К началу 90-х Дудаев завербовал за высокую плату до 6000 наемников из Прибалтики, Таджикистана, Азербайджана, Украины, Афганистана, Турции и других стран. В бандформированиях нашли укрытия от российского правосудия особо опасные преступники и рецидивисты. Всего более 1200 человек.

Группировка федеральных войск насчитывала 38 тысяч человек, танков — 230, бронированных боевых машин — 454, орудий и минометов — 388. Группировка дудаевских вооруженных формирований была сосредоточена в 40 опорных пунктах, оборудованных в инженерном отношении, включая завалы, минные заграждения, позиции для стрельбы из танков, БМП и артиллерии. Когда командование Российской армии приняло решение о восстановлении конституционного порядка на территории Чечни и колонны российских войск начали свое выдвижение к Грозному, они встретили упорное сопротивление вооруженных формирований Дудаева. В связи с тем, что противник имел разветвленную агентурную сеть, от наших подразделений требовалось проведение мероприятий по скрытию истинных намерений и вводу противника в заблуждение. Примером могут служить действия десантного полка воздушно-десантной дивизии, который обманул противника, совершив решительный маневр глубиной 160 км в обход Грозного с востока, и выдвинулся в район западнее Аргуна. Эти действия были полной неожиданностью для противника. В результате он потерял около 80 боевиков.

Военная хитрость помогла сводному отряду омсбр. Мотострелками на северном направлении были проведены демонстративные действия в районе Терского хребта, в результате которых противник был введен в заблуждение, выявлены и уничтожены огнем артиллерии его огневые средства. В результате усиления и перегруппировки войск, проведения ими демонстративных действий, захвата господствующих высот и важнейших рубежей, перекрывающих подходы резервов противника с северного, западного и восточного направлений, город был блокирован со всех направлений за исключением южного. К этому времени для обороны Грозного чеченским командованием было создано три оборонительных рубежа: внутренний (президентский дворец); средний (до 5 км от внутреннего); внешний (по окраине города).

Замыслом операции предусматривалось: штурмовым отрядам, наступающим с северного, западного и восточного направлений, войти в город и во взаимодействии со спецподразделениями МВД и ФСК захватить президентский дворец, здания правительства, телевидение, радио, железнодорожный вокзал, другие важные объекты в центре города и блокировать центральную часть Грозного и район Катаяна. Штурм города начался в 7 часов (с 4.30 до 7.00 работала артиллерия по уничтожению противника в опорных пунктах, одновременно на подступах к нему и на его окраинах). Подразделения мсп и омсбр, не встретив огневого воздействия, к 13.00 овладели железнодорожным вокзалом и к 15.00 блокировали президентский дворец. При этом действия наших мотострелковых и танковых подразделений были внезапны, поэтому промежуточные рубежи не были заняты дудаевцами. Только к исходу дня боевики смогли организовать сопротивление в городе.

К сожалению, не выполнили свою задачу Восточная и Западная группировки войск, которые, встретив упорное сопротивление, не смогли прорваться к центру города. Понимая значимость потери ключевых позиций в городе (вокзал, дворец и т.д.), Дудаев бросил на восстановление положения лучшие свои силы — абхазский и мусульманский батальоны, бригаду специального назначения. Фанатично настроенные, одурманенные наркотиками и алкоголем, боевики беспрерывно в течение суток атаковали наши части. Нанеся значительный урон боевикам, бригада и полк к 15.00 1 января начали отход из района вокзала на запад.

Позже военные теоретики сделают вывод, что, исходя из состава группировки противника (10 — 15 тысяч) в городе, его оперативной емкости, для штурма Грозного необходимо было иметь в составе нашей группировки войск как минимум 50 — 60 тысяч человек. У нас же непосредственно в Грозном было не более 2 тысяч.

Как недавно признался один из высокопоставленных военачальников: «Не будь первой Чечни, мы бы здесь дров наломали. Заслуга первой чеченской кампании в том, что она нас заставила по-новому взглянуть на способы и методы ведения боевых действий в ходе локальной войны. В ней была заложена нынешняя победа...»

«Ориентир» №6 2000 г.


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001