Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 
 
[ танки | бронемашины | артиллерия | стрелковое оружие ]
 

Новые реальности боя

Невозможно не преклоняться перед героизмом, мужеством солдат и офицеров, колоссальными усилиями, предпринятыми командованием Вооруженных Сил для разрешения вооруженного противостояния на Северном Кавказе. Вместе с тем трезвая оценка реальностей первого и второго вооруженных конфликтов в Чечне требует извлечь уроки, призванные помочь армии выйти из того положения, в котором она оказалась к началу третьего тысячелетия. Пока сложно делать окончательные выводы. Но предварительный анализ уже возможен. Прежде всего необходимо определить понятие контртеррористической операции. Многие авторы по-разному понимают ее сущность, содержание и характер. А заблуждения в теории оборачиваются ошибками на поле боя.

Вполне очевидно, что контртеррористическая операция — это специальные, спланированные по цели, месту и времени боевые действия группировок войск по разгрому бандформирований и установлению конституционного порядка в зоне вооруженного конфликта. По своему пространственному размаху она несоизмерима ни с одним из традиционных видов операций, определенных документами по основам их подготовки и проведения Вооруженными Силами. Обратим внимание на наиболее существенные различия. Всякая общевойсковая (корпусная, армейская, фронтовая) операция имеет четкие временные сроки, а боевые задачи сил и средств, привлекаемых для традиционных операций, определяются исходя из их возможностей по разгрому противника. Контртеррористическую же операцию характеризует ненормативный размах ее составных частей и нетрадиционные способы действий войск, а также необходимость решения общевойсковыми соединениями (частями) не только боевых, но и специфических задач, организация их совместных действий с разнородными силами и средствами других силовых ведомств.

Главная цель армейских (корпусных) операций — разгром группировок противника, овладение или удержание района (участка местности). Цель же контртеррористической операции — восстановление конституционного строя на территории, занятой бандитами. Принципиальным отличием такой операции, проводимой для разрешения вооруженного конфликта на своей территории, является и отношение к освобождению населенных пунктов. Оно обусловлено необходимостью выполнения двух взаимоисключающих условий. Первое — избежать потерь своих войск при освобождении населенного пункта, занятого незаконными вооруженными формированиями Второе — избежать потерь среди мирного населения, разрушения самого населенного пункта, инженерных сооружений, заводов и т.д. Как показывает опыт операции в Чечне, данная проблема в большинстве случаев была решена положительно (Гарагорское, Гудермес, Аргун и др.), но в ряде (Грозный, Комсомольское, Шатой, Шали) — отрицательно. Это в дальнейшем существенно осложнило ход операции, способствовало формированию негативного отношения к федеральным силам жителей разрушенных населенных пунктов.

Несмотря на внешнее сходство (пространственный размах — 100 км по фронту и 150 км в глубину, численность группировки войск — около 100 тысяч), даже начальные условия, сложившиеся на конец сентября 1999 г. вокруг Чечни, заметно отличались от «классических операций».

Словом, контртеррористическая операция не подпадает ни под одно из существующих понятий операции, имеющихся в руководящих документах, что вызывает необходимость ее дальнейшего исследования.

Известно, что контртеррористическая операция проводилась в три этапа. Цель первого — локализация зоны действий бандформирований с одновременным подавлением (уничтожением) средствами дальнего огневого поражения, в основном авиацией и артиллерией, средств разведки, центров управления, складов вооружения, теле- и радиоцентров, баз и лагерей боевиков, а также других важных объектов. В ходе первого этапа (сентябрь — октябрь 1999 г.) командованием Объединенной группировки войск (ОГВ) были нанесены огневые удары по телецентру Грозного, нефтеперерабатывающим заводам, хранилищам ГСМ, мостам, аэродрому «Северный», узлам сотовой связи, базам подготовки боевиков и другим важным объектам. Одновременно шло выдвижение, развертывание и создание основных группировок федеральных войск на направлениях «Север», «Запад», «Восток».

Анализ показывает, что, несмотря на достаточно эффективные действия войск, незначительные потери 80 человек (из них 47 убитыми) к 15 октября 1999 г. полностью решить задачу первого этапа не удалось. Неспособность федеральных сил осуществить в полном объеме разведывательно-огневой контроль над зоной расположения бандформирований и над освобожденной от боевиков территорией привела к тому, что локализация зоны действий бандформирований была произведена не полностью, система управления бандформирований продолжала функционировать, поступление оружия и боеприпасов, пополнение в личном составе из-за границы продолжалось. Цель второго этапа — разгром основных бандформирований на равнинной части Чечни и в предгорьях, последовательное установление полного контроля над всей территорией республики. В ходе решения боевых задач этого этапа предусматривалось уничтожение ударами средств дальнего огневого поражения вновь выявленных бандформирований, центров управления, складов, баз снабжения и завершение разгрома решительными действиями общевойсковых соединений (частей).

Заслуживает внимания изучение боевых действий именно на этом этапе операции. Их анализ свидетельствует, что многие принципы и наиболее характерные черты общевойскового боя, а также тенденции их развития в основном сохраняются. Вместе с тем полученный опыт позволяет выявить ряд новых тенденций.

В условиях контртеррористической операции для общевойсковых соединений (частей) традиционные виды боя — оборона и наступление — в «классическом» понимании практически не имеют места. Для достижения успеха они, по сути, должны вести универсальные боевые действия, когда одновременно одна часть подразделений полка (батальона) наступает, другая — вынуждена вести оборонительный бой. Даже в масштабе соединения затруднительно говорить о каком-то конкретном виде боя. В связи с большой вероятностью резких изменений обстановки (положения и возможностей сторон) одна часть сил и средств соединения вынужденно или преднамеренно будет вести жесткую оборону, другая — контратаковать, третья — действовать в засадах, четвертая — атаковать просочившиеся в глубину группы противника. Определенная часть сил может в это же время совершать маневр для смены позиций. В итоге, как показывает опыт ведения боевых действий в предгорных и горных районах Чечни, возникает «сплошное» поле боя с активными высоко динамичными разно видовыми действиями на всей территории.

Эту реальность подтвердили трагические события 29 февраля 2000 г., связанные с гибелью десантников 6-й парашютно-десантной роты 104 пдп. Они показали, что автономность ведения боя частью, подразделением настоятельно требует создания системы непрерывной огневой поддержки старшим начальником, а достижение превосходства в условиях вооруженного конфликта обеспечивается за счет превосходства в управлении войсками, огневым поражением, введением противника в заблуждение и увеличением доли активных действий войск. В то же время маневренные действия должны не только представлять организованное передвижение войск в ходе боя, но и сочетаться с активными наступательными действиями автономных боевых групп.

Возникло противоречие между необходимостью иметь высокие плотности сил и средств на решающих направлениях при достаточной степени их рассредоточенности и необходимостью — вследствие ограниченного количества войск — вести боевые действия на широком фронте. В связи с этим просматривается тенденция увеличения ширины фронта, участков и полос наступления и обороны. Очевидно, что средние плотности сил и средств в условиях такого конфликта на тактическом уровне должны быть ниже. Напрашивается вывод о неизбежности отхода от сложившихся стереотипов распределения сил и средств по принципу: две трети сил в первом эшелоне, одна треть — во втором. Боевые действия в горах показали целесообразность во вторых эшелонах и в резерве частей и соединений иметь не менее половины сил и средств. Располагать их следует в нескольких разнесенных по фронту и глубине районах, причем не только на оборонительных позициях. Это позволит обеспечить им более высокую живучесть и способность в короткие сроки выходить на угрожаемые направления для сосредоточения необходимого количества сил на решающем участке в решающий момент и для борьбы с обходящими группами противника.

Опыт свидетельствует, что перспективными способами оборонительно-наступательных действий общевойсковых соединений и частей могут быть сдерживающие, блокирующие, засадные, аэромобильные действия в сочетании с огневыми мешками, кочующими огневыми точками, рассредоточенной обороной и другие. При этом боевые задачи по разгрому бандформирований нужно решать не в ходе столкновения передовых частей (подразделений), а путем блокирования районов, занимаемых боевиками, длительного огневого поражения издалека (Грозный, Комсомольское, Ведено и т.д.) с последующей решительной атакой общевойсковых частей (подразделений) с разных направлений. В результате бои приобретают рассредоточенный, объемный характер, охватывают все сферы действий по фронту, глубине и высоте. Эти способы оборонительно-наступательных действий подлежат более пристальному изучению. По-видимому, они будут характерны не только для локальных конфликтов и войн, но и для начального периода крупномасштабной войны с сильным противником. Коротко охарактеризуем их сущность.

Сдерживающие действия заключаются в максимальном использовании дальнобойности оружия и маневренных качеств боевой техники, а также выгодных условий местности в целях ведения боевых действий на ряде последовательно занимаемых рубежей, нанесения максимальных потерь и изматывания блокированной группировки противника. Блокирующие — в том, чтобы остановить продвижение отходящего (наступающего) противника, не дать ему возможности расширить фронт прорыва в стороны флангов, изолировать район боевых действий от притока резервов противника. Эти действия обычно предпринимаются, когда вклинение противника произошло на сравнительно нешироком фронте при сохранении в обороне более или менее устойчивого положения на флангах и наличии достаточных сил для противодействия наступающему противнику.

Аэромобильные действия заключаются в сочетании воздушно-наземных действий с быстрым созданием подвижных заслонов, маневром резервами различного назначения и в нанесении ударов войсками и боевыми вертолетами в целях компенсации недостатка сил и средств для прикрытия на угрожаемых участках фронта. В связи с этим аэромобильные действия целесообразно применять кратковременно с целью выигрыша времени для обеспечения выдвижения резервов из глубины.

На втором этапе операции, особенно в горах, широко применялись не только одиночные и эпизодические огневые засады, но и системы районов засадных действий, такие способы, как засада «вызов на себя», засада с имитацией окружения противника, засада на путях выдвижения противника. В состав засады, как правило, включался взвод (разведывательный, мотострелковый, парашютно-десантный), усиленный расчетом 82-мм автоматического миномета «Василек», группой саперов, артиллерийским корректировщиком и авианаводчиком.

Не менее рациональной по составу и возможностям является засада в составе танка, БМП и 2 — 3 гранатометчиков, 2 — 3 пулеметчиков или переносных установок ПТУР. Способ действий может быть следующим. На предполагаемых маршрутах выдвижения противника силы и средства засады располагаются так, чтобы первыми в бой вступали гранатометчики. Сделав 2—3 выстрела по колонне, они немедленно отходят и садятся на БМП. Уничтожение части боевиков дезорганизует движение и создает трудности в выходе всей колонны из-под огня. Кроме того, часть сил противника вынуждена развернуться для уничтожения гранатометчиков, а в это время с другого направления открывает огонь БМП, прикрывающая отход гранатометчиков. Произведя 1 — 2 пуска ПТУР и 5—7 очередей из 30-мм пушки, БМП совершает маневр на новую позицию. Ее маневр прикрывает танк огнем с другого направления. После 5 — 6 выстрелов он также совершает маневр к новому месту засады. Задержку движения противника командир подразделения использует для корректировки огня артиллерии или наведения на цель боевых вертолетов. Подразделение, чтобы исключить свое обнаружение, под прикрытием артогня, ударов авиации совершает маневр к новому месту засады.

Фото из журнала Ориентир №6 2000г.

Рассредоточенная оборона в ходе контртеррористической операции применялась, как правило, в горах. Она заключалась в перехвате наиболее важных направлений путем создания в узлах дорог, дефиле узлов сопротивления и отдельных опорных пунктов в сочетании с развитой системой заграждений с целью создания условий для расчленения группировок противника и уничтожения их по частям комплексным поражением с различных (нескольких) направлений. Этот способ действий предполагает отказ от линейно занимаемых батальонами позиций и переход к обороне силами небольших боевых групп в опорных пунктах, рассредоточенных по всему пространству района обороны батальона, опирающихся на развитую систему инженерных заграждений, путей маневра и запасных позиций огневых средств. В боевые группы могут входить танки, БМП (БТР), ЗСУ, личный состав со стрелковым оружием. Состав групп определяется особенностями обстановки и дает возможность строить боевой порядок нетрадиционно.

Сильными сторонами рассредоточенной обороны можно считать четкое распределение зон ответственности до каждого взвода; наиболее полное использование боевых возможностей подразделений; своевременное сосредоточение усилий на избранном направлении; устойчивость и активность обороны; решительное поражение противника на возможно большую глубину его боевого порядка; быстрое использование результатов огневого поражения противника и выгодных условий местности; гибкое и оперативное осуществление маневра; возможность отражения противника с любого направления максимальным количеством средств.

Вместе с тем необходимо отметить и недостатки. Усложняется управление подразделениями, особенно когда противник вклинился в оборону. Затрудняется организация контратак, обеспечение боевых групп материальными средствами в ходе боя, а также эвакуация раненых. В этих условиях значительно возрастает роль морально-психологической подготовки личного состава. Может случиться, что изолированные друг от друга боевые группы будут вести бой самостоятельно в окружении.

Но несмотря на недостатки, вариант ведения рассредоточенной обороны в современных условиях представляется наиболее перспективным, требует дальнейшего исследования и реализации на учениях.

Операции на Северном Кавказе обозначили основные проблемы ведения оборонительно-наступательных действий. Одна из них — значительные (до 30%) потери при совершении маршей, перегруппировках войск, охране коммуникаций в тылу, обеспечении мирного режима на освобожденной территории. Практика показывает целесообразность создания в районе вооруженного конфликта не только единой системы командования, но и единого информационного поля. Одной из его главных функций должно быть обеспечение контроля за оперативной обстановкой в регионе, чтобы командование получило возможности немедленно (5 — 10 минут), эффективно реагировать имеющимися средствами на кризисные ситуации в любой части региона конфликта. Опыт боевых действий в ЧР в 1994 — 1996 и 1999 — 2000 гг. свидетельствует, что решить эту проблему традиционными методами и средствами управления текущей оперативной обстановкой не представляется возможным. Так, в среднем реакция командования при нападении бандформирований на колонны войск, оказание им экстренной помощи составляла от 2 до 5 часов.

Безусловно, реализация новых подходов во многом будет зависеть от оснащения войск более совершенными средствами управления, новейшими образцами вооружения, дальнейшего развития их организационной структуры, существенного изменения качества и направленности подготовки не только офицерских кадров, но и всего личного состава. Практика убедительно показывает, что основу создания группировок войск в районе вооруженного конфликта должны составлять соединения (части) полной боевой готовности в их целостной оргштатной структуре со своими органами управления, частями (подразделениями) обеспечения и запасами МТС. Целесообразна боевая подготовка личного состава рот (батальонов) для действий в составе боевых групп (3—5 человек), автономных, тактических групп в составе роты (батальона). В связи с этим необходимо увеличение количества некоторых специалистов в мотострелковой роте. Так, количество снайперов в мотострелковых ротах нужно довести до 15. В оргштатной структуре мотострелкового батальона предусмотреть разведывательный и огнеметные (РПО) взвода. Увеличить на 30 — 40% количество сил и средств разведки и инженерного обеспечения мотострелкового полка. Внести изменения в табель снабжения мотострелковых рот приборами ночного видения и стрельбы из расчета 1 ночной стрелковый прибор на 2 — 3 единицы вооружения (сейчас на 5 — 6). Надо провести другие организационно-технические мероприятия, без которых нельзя в бою добиться поставленных целей без потерь.

Опыт боевых действий в Чечне свидетельствует, что решать задачи огневого поражения за счет имеющихся сегодня в войсках средств разведки соединения, части, подразделения становится все труднее, а иногда и невозможно. Эти средства батальона, полка, дивизии обеспечивают обнаружение противника только на глубину видимости. Требуется создание и включение в элементы боевого порядка более современных средств разведки. Анализ развития техники и вооружения мотострелковых (танковых) соединений показывает, что по сравнению с периодом 60 — 70-х годов огневая мощь современной дивизии возросла более чем в 5 раз за счет новых средств: высокоточного оружия, РСЗО, боевых вертолетов, средств дистанционного минирования местности, вооружения танков и БМП (БТР), современных комплексов ПТУР. Существенно повысились и мощность боеприпасов, точность ударов средствами огневого поражения по объектам в ближнем бою, результативность средств РЭП. Но отсутствие на вооружении соединения, части современных средств разведки, в том числе космической, существенно снижает не только эффективность применения вооружения, но и боевые возможности подразделений. Так, при дальности стрельбы 152-мм СГ 2СЗ 24 км имеющиеся средства разведки позволяют эффективно вести огонь лишь на 12 — 15 км.

Все эти и другие преобразования не просто повышают роль огневого боя, а, выдвигая его на первый план, превращают в самостоятельный акт (этап). Солдат, боевой расчет, тактическая группа получают возможность вести бой в отрыве от главных сил, самостоятельно идти к общей цели боя, не дожидаясь указаний «сверху». Это новое качество драгоценно как для солдата, так и для командующего, командира. Об этом не могли мечтать полководцы ни одной войны прошлого. По сути, в военном деле происходит революция, которая приведет к постепенному отмиранию линейной тактики ближнего боя, не претерпевшей существенных изменений со времен Фридриха Великого до наших дней.

Необходимость разработки новых подходов к организации огневого поражения противника обусловлена также: возрастанием роли разведки и возможностей радиоэлектронного подавления, влияющих на эффективность огня; потребностью развития теории и практики огневого поражения применительно к новым условиям локальных войн и вооруженных конфликтов; несовершенством понятийного аппарата по вопросам огневого поражения, что препятствует единообразному пониманию его сущности в родах войск и специальных войсках, затрудняет работу по его планированию и осуществлению. Нужно сократить цикл планирования огневого поражения. Для сравнения: в управлении мд США он в ходе боя составил к концу 90-х годов не более 3 минут, а в управлении нашей мcд — более 15 минут.

В настоящее время организация и ведение дальнего огневого боя, работа командира, штаба, начальников родов войск и служб сопряжены с немалыми трудностями. У старшего командира нет возможности лично наблюдать за полем боя, проводить рекогносцировку обычными методами, ставить задачи подчиненным и организовывать взаимодействие на местности, организовывать бой при недостатке сведений о противнике из-за отсутствия непосредственного соприкосновения с ним. Расширение зон интересов в 2 — 3 раза превышает назначенную полосу действий. Поэтому необходимы новые методы планирования и осуществления огневого поражения противника в оперативно-тактическом звене управления. Один из них — зональный метод планирования, основанный на максимальной его децентрализации. Она достигается благодаря персональной ответственности каждой общевойсковой инстанции (формирования) за разведку и огневое поражение противника в назначенной для нее конкретной зоне (полосе).

Зона ответственности соединения (части, подразделения) за разведку и огневое поражение противника представляет собой ограниченное по фронту и глубине пространство, в котором соответствующий командир осуществляет огневое воздействие на противника. Как правило, по фронту она очерчивается разграничительными линиями, а по глубине простирается от тыловой границы боевых порядков данной инстанции до рубежа согласования усилий с вышестоящей инстанцией, совпадает с шириной полосы действий объединения, соединения, части, подразделения, состоит из дальней и ближней зон ответственности. Дальняя зона разведки и поражения — часть зоны ответственности каждой общевойсковой инстанции, в пределах которой она планирует и осуществляет разведку и огневое поражение противника силами и средствами, остающимися в непосредственном подчинении командира. По фронту она совпадает с шириной всей зоны ответственности формирования, а по глубине простирается от рубежа согласования усилий с нижестоящей (подчиненной) инстанцией.

Ближняя зона разведки и поражения — это оставшаяся часть зоны ответственности одного и того же формирования, в пределах которой оно только наращивает огневые усилия (возможности) находящихся в непосредственном подчинении инстанций, но решение и осуществление огневого поражения подчиненные выполняют самостоятельно как своими силами и средствами, так и выделенными им на усиление. Эти зоны согласовываются с досягаемостью средств и боевыми задачами соответствующих формирований. Их размеры могут быть следующими. Для батальона: ближняя — на глубину эффективного огня основного танкового и стрелкового вооружения (1 — 1,5 км), дальняя — эффективного огня ПТУР и минометов (3 — 4 км).

Интеграция сил и средств, участвующих в огневом поражении, должна осуществляться как по горизонтали (между родами войск одной командной инстанции), так и по вертикали (всех командных инстанций). Данный принцип требует создания общевойсковых разведывательно-огневых систем. Они должны представлять иерархически, организационно, технически, информационно и функционально интегрированную совокупность сил и средств разведки, огневого поражения, радиоэлектронной борьбы, видов обеспечения, объединенную единым автоматизированным управлением, выполняющую боевые задачи в интересах соединений (частей, подразделений) практически, в реальном масштабе времени. Структурно общевойсковая разведывательно-огневая система, по всей видимости, будет представлять собой совокупность разведывательно-огневых систем и комплексов родов войск. Их интеграция должна и будет осуществляться на базе единой ПАСУВ. Основой этой системы станут силы и средства ракетных войск, артиллерии и авиации.

Принятие на вооружение таких систем в звеньях батальон — полк — дивизия — армия позволит сократить цикл планирования и осуществления огневого поражения противника в условиях маневренного, автономного боя подразделений (боевых групп). Время с момента получения командиром разведывательно-огневой системы данных о цели до готовности к открытию огня составит не более: 50 секунд для артиллерийской группы, 30 — для артдивизиона, 20 — для артиллерийской батареи. Подготовка непланированного массированного (сосредоточенного) огня для поражения 10 целей — не более 10 секунд.

Опыт вооруженных конфликтов конца XX века убеждает: для эффективного ведения боевых действий необходимы новые подходы к подготовке и ведению операции (боя), которые отвечают потребностям войн высокого технологического уровня. Требуется пересмотр (уточнение) как уставных положений оперативного искусства, так и форм, методов работы командиров и штабов в условиях «расширенного» поля боя. Разумеется, пока преждевременно говорить о полном исчезновении традиционной системы подготовки и ведения операции (боя), поскольку объективные предпосылки ее отмирания еще не полностью созрели. Однако вполне очевидно и другое. Линейный ближний бой периода второй мировой войны, сопряженный с большими потерями войск, претерпевает существенную эволюцию. Именно поэтому развитие оперативного искусства и тактики направлено на то, чтобы достичь цели операции (боя) главным образом за счет повышения эффективности управления и использования высокотехнологичного вооружения.

Полковник Николай КУЗНЕЦОВ,
кандидат военных наук, доцент,
профессор Академии военных наук
 
«Ориентир» №6 2000


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001