Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Эволюция «плана объединенных командований» вооруженных сил США

В конце 2004 года вступила в силу очередная версия «Плана объединенных командований» вооруженных сил США. Данным документом определяются состав, структура, зоны (сферы) ответственности и задачи объединенных командований (ОК). Это - оперативно-стратегические объединения, включающие формирования американских ВС от различных их видов. Они олицетворяют собой суть оперативного руководства вооруженными силами, поскольку именно командующие ОК являются непосредственными проводниками в жизнь силовых аспектов политики Вашингтона.

Упомянутый план занимает весьма важное место в иерархии документов, определяющих американское военное строительство. Периодически, как правило раз в два года, происходит пересмотр указанного плана, и, таким образом, он практически постоянно находится в фокусе внимания военных политиков и стратегов. Многие замыслы и намерения руководства США, по крайней мере до очередного пересмотра плана, отражаются в казалось бы рутинном перераспределении зон и сфер ответственности объединенных командований, а следовательно, и их задач.

Предшественником данного документа был утвержденный в 1946 году президентом США Г. Труменом так называемый «План общих контуров командований». В соответствии с ним в конце 1946 - начале 1947 года были образованы первые три объединенных командования - Тихоокеанское, Дальневосточное и командование ВС США на Аляске. Впоследствии система ОК в силу военно-политических и военно-стратегических причин претерпевала постоянные изменения: формировались новые ОК; ряд существовавших расширялся за счет включения в их состав дополнительных структур, другие вообще исчезали или преобразовывались в компоненты более низкого уровня. Упоминавшееся Дальневосточное ОК в 1957 году после заключения мирного договора с Японией и мирного урегулирования на Корейском п-ове было поглощено Тихоокеанским. В 1975 году было ликвидировано ОК ВС США на Аляске, но в 1989-м его «реанимировали» уже в качестве не самостоятельной, а подчиненной структуры. Просуществовавшее же в течение десяти лет (1962-1972) ударное командование было преобразовано в ОК войск готовности, которое, в свою очередь, после 15 лет функционирования (до 1987) было расформировано, а подчиненные ему войска переданы другим ОК, главным образом объединенному командованию в зоне Атлантического океана. В 1987 году все видовые компоненты частей и подразделений специального назначения свели в ныне действующее объединенное командование специальных операций. С этого момента и практически до конца 90-х годов прошлого века никаких кардинальных изменений система ОК не претерпевала.

С одной стороны, это кажется удивительным, поскольку именно конец 80-х - середина 90-х годов прошлого века были насыщены значительным количеством стратегически значимых событий - роспуск Варшавского Договора и развал СССР. С другой стороны, именно эти и другие связанные с ними события, будучи не прогнозируемы, как раз и явились причиной некоторого застоя, в котором оказались американские стратеги и военные политики, не сумевшие сразу предложить что-то существенное, тщательно обоснованное и просчитанное, чтобы заменить стабильно устоявшиеся за многие десятилетия «холодной войны» представления, реализованные в концепциях, доктринах, стратегиях и прочих документах. Все это относится и к системе объединенных командований.

Вместе с тем невольно возникшая пауза в военно-стратегическом планировании продолжалась относительно недолго. Начиная с середины 90-х годов ведущие американские эксперты развернули бурную дискуссию относительно оптимизации методов и путей национального военного строительства. Причем высказанные в тот период идеи и соображения до сих пор подпитывают плановиков и стратегов Пентагона. Не осталась в стороне от дискуссии и система объединенных командований. В центре обсуждений оказалась теперь уже не «тоталитарная», а «демократическая» Россия, все еще обладающая значительным арсеналом ядерных средств, которые могут представлять собой непосредственную угрозу для США. Практически все американские специалисты стали настаивать на том, чтобы Российская Федерация была включена в зону ответственности какого-либо ОК. РФ, как до этого и СССР, находилась в сфере непосредственного внимания комитета начальников штабов (КНШ) ВС США.

Ряд специалистов высказывал недоумение, почему некоторые задачи «подняты» до уровня ОК, а другие либо «опущены» на более низкий уровень, либо игнорируются вовсе. Например, существует объединенное командование стратегических перебросок, но нет ОК разведки или «информационного противоборства». Создано стратегическое ОК, но нет ОК, ответственного за проведение миротворческих операций, что сегодня якобы более актуально. Вызывала вопросы и нечеткость, а порой и недостаточная обоснованность границ зон ответственности (30) некоторых объединенных командований. В частности, почему территории Израиля, Сирии и Ливана - ближневосточных государств - были включены в зону ответственности (ЗО) ОК в Европейской зоне, а не объединенного центрального командования (ОЦК), специально созданного с ориентацией на действия американских ВС в данном регионе мира. По мнению многих аналитиков, также парадоксальным выглядел тот факт, что два «ядерных антагониста» - Пакистан и Индия - были отнесены к 30 разных ОК: первый - ОЦК, второй - ОК в зоне Тихого океана. Непонятна на тот момент была и ситуация с командованием ВС США в зоне Атлантического океана, главной функцией которого являлась ставшая к середине 90-х совершенно неактуальной «борьба за свободу коммуникаций на Атлантике», направленная против советского флота. Уже тогда выдвигалось предложение о создании самостоятельного ОК, зона ответственности которого распространялась бы на всю Северную, а возможно, и Южную Америку.

Однако в официально принятом в конце 1998 года «Плане объединенных командований» к удивлению многих были практически проигнорированы все кардинальные предложения. Многие объясняли это «исключительной пассивностью» внешнеполитического курса администрации демократов во главе с Б. Клинтоном. Так, обновленный план предусматривал расширение функций ОК в зоне Атлантики (оно, в частности, было наделено ответственностью за реализацию концепции «объединенности»), то есть углубление межвидового взаимодействия. Незначительно расширены функции и объединенного космического командования. Кроме того, в зону ответственности ОК в зоне Центральной и Южной Америки из командования в зоне Атлантики были переданы некоторые прибрежные районы Центральной и Южной Америки, а также бассейн Карибского моря. Правда, существенным моментом в плане создания возможного прецедента некоторые наблюдатели посчитали включение территорий бывших союзных республик Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Армении и Азербайджана в ЗО ОК в Европейской зоне, а территорий Казахстана, Узбекистана, Туркмении, Таджикистана и Киргизии в зону ответственности ОЦК.

Такие неэффективные изменения в «Плане ОК» вызвали недовольство среди сенаторов. В частности, влиятельный сенатор-республиканец Д. Коатс подчеркнул «бесперспективность продолжения «объединительных» усилий видов ВС в рамке ныне существующего, обремененного другими заботами ОК в зоне Атлантики. Некоторые сенаторы-республиканцы выступили с коллективным заявлением, в котором потребовали немедленной реорганизации системы ОК. По их мнению, эволюционный, постепенный путь развития системы ОК в условиях динамично развивающейся военно-политической обстановки неприемлем. Именно в это время (конец 90-х - начало 2000) были выдвинуты обоснованные предложения по реформированию системы.

Одна из групп специалистов реанимировала выдвинутые еще в 1990 году тогдашним председателем КНШ генералом К. Пауэллом предложения по кардинальному преобразованию всей системы ОК, то есть отказ-от существовавших в то время десяти объединенных командований и создание на их базе шести: стратегического, чрезвычайного, транспортного, Американского, Атлантического и Тихоокеанского.

Другая группа специалистов предложила: прежде чем выдвигать различные варианты преобразований, выработать ключевые критерии или требования к вновь формируемым ОК, а затем уже размышлять о целесообразности создания тех или других, их количестве и т. д. Так, среди данных критериев предполагалось считать главными следующие: соответствие задач ОК положениям национальной военной стратегии; четкость и недвусмысленность контура всех звеньев и уровней управления войсками в рамках ОК, отсутствие дублирования, сбалансированность зон ответственности, эффективность управления и контроля за каждым ОК, гибкость и адаптивность.

В ходе дискуссии выявился еще один важный вопрос - это главный принцип, который должен быть положен в основу формирования новой системы ОК: региональность или функциональность. В целом, суммировав все обсуждаемые вопросы реорганизации, можно выделить три наиболее вероятных ее варианта:

Первый - региональный. В таком случае речь может идти о системе, состоящей из пяти и менее чисто боевых ОК (аналогичные существующим в настоящее время региональным ОК, но с расширенными зонами ответственности и функциями за счет расформирования функциональных командований и передачей задач тылового и прочего обеспечения входящих в их состав войск объединенным или центральным агентствам либо другим организациям).

Второй - функциональный. При этом представляется целесообразным иметь пять ОК: стратегической обороны, 1 и 2 ОК на ТВ; специальных операций; обеспечения стабильности.

Третий - регионально-функциональный. Тот же самый, что существует и в настоящее время, но для его реализации, как считается, будет достаточно всего три региональных ОК: Западного полушария, Восточного полушария, Центральное (Американское).

Вялотекущий процесс обсуждений различных вариантов системы ОК был прерван в результате беспрецедентных террористических актов на территории США в сентябре 2001 года и признания факта «незащищенности Америки перед лицом новых угроз». Это явилось стимулом для переориентации и ускорения процесса формулирования нового «Плана объединенных командований», который был принят в 2002 году.

Естественно, во главу угла пересмотра плана была положена проблема выведения из-под возможных ударов непосредственно территории США и их граждан. После рассмотрения различных вариантов и анализа гипотетических ситуаций руководство американских ВС остановилось на выборе альтернативы: либо формирование нового ОК со всеми вытекающими отсюда последствиями организационно-законодательного, финансового и прочего характера, либо облечение новыми полномочиями уже существовавшего тогда одного из девяти (пять региональных, четыре функциональных) объединенных командований.

В этот чрезвычайно насыщенный событиями временной интервал между функционирующими командными инстанциями развернулась борьба за право возглавить новую структуру. Дело в том, что сразу после сентябрьских терактов в штабе дислоцирующегося в Соединенных Штатах ОК единых сил (с 1999 года так стало называться ОК в зоне Атлантики), имеющего под контролем более 80 проц. формирований американских ВВС, ВМС и СВ на континентальной части США, было создано министерство внутренней безопасности, на которое директивным порядком была возложена задача организации комплексной защиты американских граждан и объектов. Но одновременно начало возрастать значение объединенного (американо-канадского) командования воздушно-космической обороны Североамериканского континента (НОРАД), которое также оперативно подключилось к противодействию терроризму путем выделения самолетов для боевого патрулирования над основными городами и объектами США.

И то и другое командование имело существенные недостатки с точки зрения возможности выполнения новых функций. Так, деятельность ОК ЕС к тому времени сосредоточивалась главным образом, во-первых, на претворении в жизнь концепции «объединенное™», заключавшейся в проведении межвидовых экспериментов, исследовательских учений, разработке межвидовых концепций, уставов и других мероприятий, и, во-вторых, на руководстве всей союзной (натовской) деятельностью на Атлантике, поскольку командующий ОК одновременно являлся и верховным главкомом ОВС НАТО в этой зоне. Наделение ОК ЕС новыми задачами просто могло обернуться для него избытком функций, что препятствовало бы эффективному их выполнению. В свою очередь, командование НОРАД, выполняя по существу задачи воздушно-космической обороны, реально было лишено возможности проведения мониторинга угроз с суши и моря.

Руководство Пентагона разрешило данную проблему, соединив преимущества обоих командований в рамках нового объединенного командования ВС США в зоне Северной Америки. При этом на командование, которое стало функционировать с осени 2002 года, то есть с утверждением новой версии «Плана ОК», возложена задача по защите территории США, морского пространства в 500-мильной акватории Северного Ледовитого, Тихого и Атлантического океанов, Мексиканского залива и воздушно-космического пространства всего Североамериканского континента. В зону его оперативной ответственности были включены также Канада, Мексика, Аляска, Куба и Виргинские острова. Штаб нового ОК размещается на авиабазе Петерсон (штат Колорадо).

ОК ЕС в соответствии с обновленным планом оказалось существенно урезанным и по задачам, и по структуре. Его перевели из разряда географических в разряд функциональных. Теперь оно всецело сосредоточено на разработке новых оперативно-стратегических концепций, доктрин, уставов, отработке их в ходе экспериментов и исследовательских учений и других аспектах реализации концепции «объединенности» во взаимодействии с аналогичным, также реорганизованным натовским командованием - бывшем в зоне Атлантики.

Сбылись и пожелания тех американских стратегов, которых беспокоила неопределенность положения Российской Федерации: в соответствии с обновленным планом континентальная часть РФ была включена в ЗО ОК ВС США в Европейской зоне, а островные территории (в основном острова Курильской гряды) - ОК в зоне Тихого океана. Кроме того, в ЗО последнего, несмотря на явное противоречие ряду международных договоров, вошла и Антарктида.

Несколько урезанной оказалась зона ответственности ОК в Центральной и Южной Америки за счет включения в сферу ответственности командования Северной Америки (как указывалось выше) акватории Мексиканского залива и Кубы.

Единственной неизменной по обновленному плану осталась зона ответственности ОЦК, включавшего Северную Африку, Персидский залив, Центральную Азию, Пакистан и часть Индийского океана.

Что касается функциональных объединенных командований, то и здесь имел место ряд существенных изменений. Произошло слияние объединенных командований (космического и стратегического), что повлекло за собой далеко идущие последствия. Тем самым воплотились в жизнь организационные составляющие ядерной стратегии США: все элементы стратегических сил оказались под контролем одного командования. В соответствии с обновленным планом формально реорганизация не затронула ОК специальных операций и ОК стратегических перебросок, хотя области их географического и специального предназначения, судя по реформированию большинства географических командований, не могли не быть расширены и углублены.

Конечно же, ретивые реформаторы желали бы большего, но, по мнению руководства Пентагона, в условиях нарастания террористической угрозы главным было подвести базу под обеспечение внутренней безопасности США. Между тем процесс эволюционной реорганизации системы ОК продолжался, причем с оглядкой на те предложения, которые были выработаны в 90-е годы и уже рассматривались в статье.

Во вступившем в силу 1 октября 2004 года обновленном «Плане объединенных командований» учтен факт антитеррористической направленности национальной военной стратегии, а также непосредственного участия ВС США в военных операциях в Ираке и Афганистане. Может быть, поэтому в документе самое большое внимание уделено ОЦК, в зону ответственности которого входят наиболее кризисные страны и регионы. С точки зрения внешней реорганизации наконец принято решение включить Сирию и Ливан в ЗО данного командования. С Израилем, несмотря на настойчивые требования командующего ОК генерала Джона Абизаида также сделать это, решено повременить под тем предлогом, что якобы еврейское государство «политически, в военном и культурном плане больше связано с Европой, нежели с мусульманским Ближним Востоком».

Отложен вопрос и об объединении ОК в зонах Северной, Центральной и Южной Америки, хотя латиноамериканским государствам как Центральной, так и Южной Америки дан недвусмысленный сигнал о большой вероятности в перспективе такого события со всеми вытекающими для Западного полушария последствиями.

Что касается внутреннего содержания плана, то он полностью нацелен на глобальную борьбу с терроризмом. В документе уточнен порядок взаимодействия штабов ОК с разведывательным сообществом, государственным департаментом, другими федеральными министерствами и ведомствами при подготовке и проведении операций различного масштаба и вида. В связи с этим командованию поставлены задачи: спланировать и провести мероприятия по привлечению войск к отработке совместно с федеральными органами США мероприятий оперативной и боевой подготовки в целях предотвращения или нейтрализации на территории страны угроз террористического характера; наладить тесные контакты с гражданским и военным руководством государств, на территории которых дислоцируются американские войска; активизировать сотрудничество в военной области с союзными и дружественными странами для противодействия новым вызовам и угрозам национальной безопасности.

Как и ожидалось, этот «не слишком реформистский» обновленный план, как и почти десятилетие назад, поднял новую волну критики и, соответственно, новых предложений. В принципе, это все те же идеи вокруг преимущественно региональности или функциональности ныне существующих либо перспективных командований. Но есть и новые предложения.

Многие критики указывают на неправомерно глубокий крен плана в сторону боевых операций с вовлечением преимущественно военной машины страны, хотя основные проблемы, с которыми уже сегодня сталкиваются вооруженные силы США, это - постконфликтное урегулирование. В связи с этим якобы настало время заменить много лет существующий и «ориентированный в прошлое» план на «План межорганизационного взаимодействия» во всем спектре операций или, по другим источникам, «План вовлеченности США в кризисы и конфликты». В соответствии с данным предложением, вызвавшим интерес у американских специалистов, количество региональных объединенных командований следует сократить до трех: ОК в Европейской зоне и в зоне Тихого океана объединить в общее ОК США-НАТО, поднять уровень командования, ответственного за обстановку в Северо-Восточной Азии, и оставить незыблемым Северное ОК.

Помимо этих, преимущественно чисто военных командований предлагается создать три объединенные межведомственные группы: латиноамериканскую, деятельность которой должна фокусироваться на борьбе с наркобизнесом, поставках «живого товара» (нелегальный иммиграции), нелегальной торговле оружием, контртерроризме, содействии либерализации торговли; африканско-ближневос-точную, занимающуюся контртерроризмом, борьбой с распространением всех видов оружия, экономическими вопросами развития подведомственных государств, транспреступностью, борьбой со СПИДом, другими инфекционными заболеваниями и эпидемиями; центрально-южноазиатскую, ответственную за борьбу с терроризмом, нелегальным распространением вооружения, подготовкой полицейских сил, борьбой с пиратством, преступностью, болезнями и эпидемиями.

Для формирования этих групп уже якобы создан прецедент. Нечто подобное имеется и успешно работает в Латинской Америке, регионе Карибского бассейна и на Южно-Тихоокеанском побережье США. Региональные организации различной конфигурации и назначения сосредоточивают в себе поступающие из многих национальных и международных агентств ресурсы, которые затем направляются фактически на выполнение перечисленных задач.

В составе же указанных групп предлагается создать полноценные военные штабы для планирования задействования контингентов ВС в ходе подготовки и ведения боевых, а также постконфликтных, стабилизационных операций. Причем данные штабы должны поддерживать самый тесный контакт не только с национальными ведомствами типа госдепартамента, но и соответствующими инстанциями стран зоны ответственности.

Например, когда на самом высоком (региональном) уровне принимается решение о проведении той или иной операции с привлечением вооруженных сил в регионе ответственности, подготовленный и укомплектованный штаб этой группы включается в состав постоянного объединенного оперативного формирования, которое и осуществляет данную операцию. Руководствуясь данной моделью, полагают разработчики идеи, вполне возможно было успешно справиться с любой задачей как в Ираке, так и в Афганистане.

Таким образом, предложения и идеи по совершенствованию «Плана объединенных командований» вновь находятся в фокусе внимания западных специалистов, что свидетельствует о возможности очередного его существенного пересмотра. Это тем более вероятно, так как глава военного ведомства США Д. Рамсфелд настроен самым решительным образом в отношении трансформации военной машины страны.

Полковник С. Печуров, доктор военных наук
«Зарубежное военное обозрение» №11 2005 г


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001