Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Универсальная полковая структура сухопутных войск

Багаев Алексей Владимирович, к-н запаса

Играть в оловянных солдатиков, перекладывая фигурки из одной коробки в другую (заниматься совершенствованием организационной структуры войск), увлекательно. Но кабинетная война слабо влияет на боевую мощь армии, которая в первую очередь зависит от численности, вооружения и профессионализма бойцов. А уже потом от их сложения в тактические единицы и стратегические замыслы.

Мыслится, что свежая пирамида власти в армии способна повысить эффективность человека с ружьем с минимальными на то затратами. Судя по прессе, грядет очередная перестройка службы, претворяемая Министром обороны РФ через чужую мысль превращения бригады в основное оперативное звено управления. Ничего новенького от русской души.

Знаем, что скелет вооруженных сил – мотострелковые и танковые войска. Современность интегрированного поля боя при общем сокращении численности и вооруженности войск, воинский быт по-прежнему:

  • пытается не меняться в военное, иное в мирное время, считая только кадровое насыщение знамени от складского до полного состава (умный враг ждет, пока мы опять не будем готовы к войне). Сейчас, поверьте, российская служба носит аксельбантный характер;
  • армия не приспособлена к ведению ограниченных конфликтов и миротворческих операций. Военная мысль по старинке стремится на победу в большой войне. На мелочь мы разменялись только против Грузии, и то с дуростью на грани с дерзостью;
  • ну не отражает смешанное (кадровое, срочное и призывное) комплектование тела российской армии реалиям жизни, кроме учебных частей и кадетских корпусов. За три месяца из недоношенного неграмотного сынка сделать полноценного воина (воспитанника), которому можно доверить оружие, не легко. Трудясь, можно;
  • страдают все армейские, даже мировые структуры дублированием команды, сил и средств на вертикали управления. Командир каждой должности хочет иметь свой резерв (1/3 сил), усиление и полное обеспечение, в ущерб общей задаче. В итоге на переднем крае полка остается 24-30 основных отделений (танков) из имеющихся 81. Треть, а то и меньше!

Забудем Израиль, Ирак и Афганистан, где можно воевать на прессу по-домашнему, на обывателя, минимизируя потери. Политический покер.

Для решения организационных проблем бытности в казарме и в бою, для нас предлагается ввести «универсальную полковую структуру» мотострелковых и танковых войск. Ее суть в радикальном сокращении звеньев управления до цепочки: отделение – рота – полк – армия (округ, театр военных действий). Дай Бог, дальше не фронт. Где командное звено роты носит на погонах один просвет, полковое - два, а армейское – три (лампасы с прострочкой по центру штанин).

Классическое троичное деление войск на все времена войны и мира хорошо для примитивных связи и управления, баллистических средствах поражения и пешем движении. Оно отвечает визуальному способу командования, тесному локтевому контакту и сапоговой мобильности. Завязанность на цепочке управления: отделение – взвод – рота – батальон – полк (бригада) – дивизия – армия – фронт приводит к:

  • поверхностной оценке при принятии и реализации командного решения (просматривается глубина в один - полтора шага по структуре управления);
  • чрезмерному резервированию сил и средств на всех уровнях управления;
  • падению эффективности использования дорогих аппаратов боевого усиления, обеспечения и обслуживания из-за их дублирования;
  • конфликтам при отдании боевого приказа между командирами по подчиненности. Подчиняться всегда сложнее, чем руководить.

Информационная революция, всеобщая навигация и связь в сочетании с взрывным ростом возможностей средств поражения преобразили поле боя и ход военной компании в целом. Бой стал быстротечным, жестоким, широкомасштабным и объединенным. Некогда оглядываться.

Троичная структура для него выступает сдерживающим фактором. Что-то я не видел в последних вооруженных конфликтах картинку из кино – бегут, постреливая, мотострелки в атаку, спешиваясь с танков и БМП. Это возможно только против заведомо слабого противника. При более-менее равных силах не будет смысла подставляться. Один пулемет прицельной очередью положит половину пешего десанта взвода с 300 метров. Знаю.

Это не страшно. Если основное командное подразделение пехоты (рота) будет состоять из управления, 5 мотострелковых отделений (7-9 бойцов), транспортного отделения (7 БМП, БТР или автомобилей, 7-21 человек), а также отделения тяжелого пехотного оружия (7-9 воинских людей), то мы еще повоюем.

Мечтаем. В управление роты входят командир роты (майор) и его заместители (до капитана в звезды) по технике, кадрам и просто заместитель, а также пара связистов и старшина роты (без него нельзя). Внимание! Взвод отжил своё в структуре войск на все времена. Один офицер физически не может обеспечить непрерывность понукания к смерти или службе, не разлучаясь с лицом под кепи, каске или фуражке. Хотя полагается, что у молодого человека (офицера) в миру есть семья и дарованный Родиной дом, дети. На уровне роты то же повторяется в квадрате звёзд.

Сами решите, могут ли четыре офицера посменно по 16-17 часов в день справиться с самым сложным личным составом. Мне кажется, что ответ будет «Да!». В бою командование 5 структурными единицами, имея одну, ограниченную задачу, тоже эффективнее действий трех единиц на командную голову. Не мной пятерка выбрана как оптимальное число подчиненных единиц, не теряющее управляемость структуры в целом.

Усиление офицерского звена подразделения одновременно с увеличением числа подчиненных отделений значительно повысит выживаемость структуры управления. При потере до 50% личного, технического и командного состава, рота воюет, как традиционный взвод. Сохраняя признаки организованной военной силы. Кроме того, возможность не меняя службы получить очередную звезду сгладит кадровый дефицит на низших офицерских должностях и даст более широкий карьерный и профессиональный рост младшим офицерам.

Дальше. Все транспортные средства роты сведены в одно отделение. Будь то БМП, БТР или просто автомобиль. Главное – однородность транспортных средств. Это позволит шире маневрировать огнем и ударом тяжелой пехотной техники, легче переходить ротам от одного вида боя к другому. На всегда (!) экипажи БМП и БТР должны быть полными и независимыми, по 3 человека. Командир боевой машины имеет свои задачи на поле боя, кроме подчинения интересам пехотного отделения. Технику рот можно и должно менять в зависимости от конкретики врага и своих возможностей. А пехота пусть остается пехотой. Даже с приставкой «мото-».

Тяжелое пехотное оружие роты, по-новому, будет сведено в одно отделение. Туда входят по 1-3 ПТРК, АГС, крупнокалиберных пулеметов и 82-мм минометов. Специфика отделения тяжелого пехотного оружия в том, что в нем представлены только первые номера расчетов и оружие вообще без пехотной лямки на плечо. Посмотрите сами, в атаке на БМП или БТР при поддержке полковых и старше средств усиления, тяжелое пехотное оружие только обременяет стрелка в атаке. Уступая по силе своим старшим товарищам, страшные железяки ополовинивают передок, сбивает темп атаки с ног. Я понимаю, когда пулеметов было мало, то их поштучно ласкали и таскали. Но сейчас это не ограничение по счету на бюджет государства.

Вперёд! Пара БМП, или удачный наводчик огневых средств в бою реально заменит всё тяжелое пехотное оружие роты вместе взятое. Другое дело – оборона. Вот здесь необходимо вместо автоматика дать в траншею пулеметы и минометы, сколько смогут настрелять. КОНЦЕПЦИЯ ДВОЙНОГО КОМПЛЕКТА ВООРУЖЕНИЯ лежит в основе огневой сытости боевого контакта армии. Так рота в обороне сможет окопать 2 опорных пункта с общим районом обороны в 1,5-2 километра по фронту и глубиной до 500 метров. В линию или уступом. Побивая врага тяжелым оружием.

Все бойцы мотострелковой роты должны иметь автомат (или по навыкам полевого зрения снайперскую винтовку) и быть обучены пользованию тяжелым оружием, находящемуся где-то рядом. Профессиональному солдату освоить стрельбу прямой наводкой из станкового пулемета или легкого миномета скорее интересно, чем сложно. А сейчас РПГ и ПК отделения, у бегущих на «Ура!» молодцов, весело расстреливающих с бедра врагов, я видел только на экране. В атаке под огнем врага (который тоже хочет выжить и победить) необходимо максимально облегчить нагрузку бойца, и не давать никому возможности «заниматься огневой поддержкой» на уровне отделения. На то есть серьезная мощь убивать у роты и полка.

В большой войне универсальная структура полка в ротном звене легко развертывается в полные мотострелковые «компании» численностью по 120-150 человек с одинарным комплектом вооружения у солдат. При этом восстанавливается взводное звено. Знаете ли, на войне офицеру покинуть взвод (роту) можно только по одной уважительной причине.

Для локальных конфликтов и миротворчества рота выделяет из себя усиленный взвод. Туда отбираются контрактники и наиболее подготовленные срочники, которые сами выбирают оружие, исходя из поставленной задачи и навыков. База дислокации полка не меняется, боевая учеба продолжается. Вскоре облегчится ротация командировочных.

Итого мы получим мотострелковую роту численностью до 70 человек на 7 БТР или БМП. Можно на автотранспорте. Вообще, на мой взгляд, роль БМП несколько преувеличили. На первом этапе войны, а также при действиях против слабого противника, парадные роты резко превосходят живую пехоту людей в камуфляже. Но если линия боевого соприкосновения установлена, а противники более-менее равны по уровню вооружений, броню пехоты быстро выбьют или уведут подальше от греха. Внедорожник типа американского «Хаммера» для ? возможных сценариев использования сухопутных сил предпочтительнее и дешевле БМП. Конечно, при наличии тяжелого пехотного вооружения в роте и полковой (армейской) поддержке.

Надеюсь, я показал вам свою точку зрения, что два взвода, сведенные в одну роту, сильнее тех же шести отделений по отдельности, так как она:

  • улучшает боевую подготовку не уклонившихся от казармы мужиков в мирное время;
  • повышает выживаемость оставшихся в смертельном бою;
  • уверенно отвечает поставленному виду боя (марш, наступление, оборона, встречный бой, преследование, отход) за счет перекидывания техники с одного края секретной карты на другой;
  • позволяет вести бой, как в полном составе, так и принимать его частью сил в ограниченных конфликтах, и вдвое развертываться в угрожаемый период;
  • эффективно использует дорогую технику (централизуя её в одних руках), и солдата – с другой стороны (давая возможность выбора оружия).

Танковая рота в интегрированном бою также должна быть однородной первичной тактической единицей. Численностью в 5 машин. Как раз хватит для членения танковых войск на ударные группы. Два командирских танка из пяти обеспечат единство командования и выживаемость управления при 50% потерь. Кроме боевых (где затраты на профилактику больше стоимости самого танка) машин, в роте должно быть отделение технического обслуживания (также во главе с офицером ротного звена). Не только для броска в ближайший магазин, по службе тоже надо ехать по делам в легко бронированном внедорожнике. Не на танке же! Итоговая значимость роты будет 5 танков, 1 авто, 20 комбинезонов при 3 офицерах.

Комплектовать танковые роты следует в основном кадровыми военными, так как в большой войне не следует ожидать замены выбывших машин. А для локального пиф-паф зеленые срочники стоят только материнских слёз. Где-то считается доказанным, что танки хороши при массированном использовании удара и маневра. Поэтому насыщение танковых войск мотопехотой в мирное время не целесообразно. В угрожаемый период за счет призыва мотострелков танки будут обеспечены и десантом, и обороной от ближних противотанковых средств. В локальных же войнах состав тактических групп будет зависеть от конкретной задачи, а не административных структур управления.

Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление. Единый танк в войсках необходимо дополнить самоходным штурмовым орудием (СШО). Достаточно известно эффектное использование штурмовых орудий вермахтом, когда за один бой ими выбивались целые бригады наших танков. Краснозвездные зверобои тоже себя показали. Потому что в бою вертеть башней танку приходится крайне редко. Угол обстрела в 10-20 градусов обеспечивает решение абсолютного большинства боевых задач. А для СШО со специфической задачей поддержки калибром других тяжей, тем более.

Предлагаю восстановить самоходки в структуре сухопутных войск. Но их надо делать иначе, разделив переднюю часть СШО на две рядом расположенные секции - орудийный отсек и отделение управления. В качающемся орудийном отсеке ждет автоматическая 140-мм пушка с боеготовым запасом до 10 выстрелов. Наведение по горизонтали – как у традиционных самоходок. А в отделении управления размещаются друг за другом механик-водитель, наводчик и командир. Дальше помещается основной боекомплект и в корме – моторно-трансмиссионное отделение. Новая компоновка даст снижение высоты СШО против крыши танка до 0,5 метра с сохранением остальных габаритов. А качающая полубашня при стрельбе с места обеспечит значительные углы возвышения и склонения.

Желательно для танковых войск делать тяжелые СШО с усиленным лобовым бронированием и выдвижной бронированной крышей (для защиты от ударов сверху). Для мотострелков нужны СШО с 125-мм танковой пушкой и весо-габаритными параметрами, как у БМП. Такие кусачки будут дешевле и живучее танков. Организационно надо бы свести их в сокращенные роты по 5 машин с отделением технического обслуживания.

Радикально реорганизовать оргструктуру полковой артиллерии очень хочется, хоть Коломенского комарика хорони (сам выступал адвокатом на его выпускных похоронах). В настоящее время каждая батарея в 6 – 8 стволов самостоятельно организует свой огонь. Имея на то взвод управления. То есть батарея тактически независима. В интегрированном бою это излишне и вредно для централизации управления огнем. Дивизион должен стать единственной артиллерийской единицей дистанционного поражения, стреляя из ВСЕХ наличных калиберных стволов и пусковых установок.

Логично видеть дивизион следующим образом. Командование и штабная батарея, батарея управления из 3-5 передовых пунктов управления огнем (4-5 человек, одна машина), и 5 огневых батарей по 4 орудия (ПУ) в каждой. Огневые батареи, кроме орудий, будут иметь отделение технического обслуживания (4 -5 человек во главе с офицером). Всего в дивизионе может быть 20 орудий и минометов, около 200 человек личного состава. Интегрированный дивизион сможет управлять огнем ВСЕХ огневых батарей в интересах полка в целом. И не только своих батарей, а вообще управляемых и баллистических стрелялок полка и приданных ему сил.

Да. Полк традиционно был основной тактической единицей сухопутных войск. Он объединяет основные рода войск, позволяя самостоятельно вести боевую жизнь. С уходом массовых армий и больших войн эта роль перешла к бригаде (тот же полк, но побольше). При этом на роль главной тактической единицы выдвинулся батальон. Заметим, что в первозданной структуре батальоны не воюют. Из них формируют тактические группы, которые управляются бригадным звеном. Бригада, споря по дороговизне и мощности с дивизией, выдвинулась в основное оперативное звено. Предлагается и нам идти по этому пути. Зачем?

Нам надо сделать не догоняющий, а опережающий шаг вперед, раз уж реформы объявлены. И перейти на универсальную полковую структуру, когда полк представляет собой самодостаточный усиленный батальон по числу основных отделений (танков), но, по сравнению с бригадой (полком):

  • имеет в два и более раза меньшую численность при сопоставимой боевой мощи на линии болевого соприкосновения в основных видах боя;
  • формирует сугубо временные «батальонные» тактические группы, исходя из соответствия сил поставленной задаче;
  • лучше приспособлен к мирному времени, ограниченным конфликтам и большой войне, легко удваивая (сокращая) численность.

А в бою два таких полка при общей численности, равной бригаде, побьют её, в поле не ходи.

Смотрите дальше. В мотострелковый полк могут входить: командование и штаб, 7 мср и 3 тр, а также артиллерийский дивизион, батареи противотанковая и зенитная, батальоны тылового обслуживания и боевого обеспечения. При этом, если батальоны и батареи полковой основы во всех условиях жизни скорее административно-командная, чем тактическая единица, их и надо сделать таковой. Командование полка и штаб дают нам основной и запасной командные пункты, а также 3-5 передовых и тыловых пункта управления. Это вполне обеспечит непрерывность управления подразделениями (численность командования полка – до 50 человек).

Противотанковая и зенитная батареи включают в себя самоходные (по 6) и переносные (по 10 на автомобилях) противотанковых и зенитных комплексов соответственно. Штатная численность батарей близка к 70 человекам. Используемые россыпью, батареи носят даже в военное время командно-административный характер.

Боевое обеспечение полка включает в себя следующие роты сокращенной звенности: разведывательную (6 БРДМ, 2 отделения пешей разведки на автомобилях и отделение разведки БПЛА), связи, саперную и еще комендантскую (оркестр, клуб, караульные отделения). Всего в мирное время батальон стремится насчитать 200 человек.

Батальон тылового обслуживания объединяет роты: ремонтную, хозяйственную, транспортную (снабжения) и медико-санитарную, а также полковой склад, где хранится вооружение и боеприпасы на угрожаемый период. Автотранспорт на мобилизационное развертывание берется с улиц. Кадровых военнослужащих батальон насчитывает не более 100 человек, остальная численность набирается за счет вольнонаемных, которые тут же мобилизуются в угрожаемый период.

Всего в универсальном мотострелковом полку может быть до 1200 солдат и офицеров в мирное время и около 3000 при мобилизации. В зависимости от вооружения основных рот тяжелой техникой, полк может иметь в составе рот и батарей 14-35 БМП (БТР), 15 танков (самоходных штурмовых орудий), 20 артиллерийских систем разного калибра, по 6 самоходных зенитных и противотанковых установок, 6 БРДМ, до 100 легкобронированных колесных машин и другую технику, что Бог пошлет.

Такой полк для локальных или миротворческих операций формирует экспедиционную (усиленную) роту. Но может использоваться и полностью. В угрожаемый период развертывается традиционная батальонная структура, а полк переименовывается в бригаду, дабы не путать между собой разные одноуровневые тактические единицы.

Танковый полк отличается от мотострелкового набором боевых подразделений – 7 танковых рот и (или) штурмовых орудий (35-45 машин в ротах), 3 мотострелковые роты на БМП (21 штука). Полковая основа остается без изменений, а всего по штатам мирного времени насчитывается до 1000 человек. В угрожаемый период полк формирует мотострелковый батальон традиционной структуры, достигая по погонам 2000 человек. Танковый полк похож на очень усиленный танковый батальон в 40-50 тяжелых машин.

Извините, но заодно хочется подержаться за священную корову российской армии – ВДВ. Ну не представлю себе, как против равного или имеющего господство в воздухе противника мы будем использовать гвардейский десант. Да еще при убожестве военно-транспортной авиации. Кроме учений, конечно. Это значит, что ВДВ надо привести в вид, хоть отдаленно возможный для реальной войны.

Для этого в полках ВДВ надо ввести второй комплект оружия – тяжелого пехотного, и развернуть в ротную структуру на БМД и автомобилях. Уникальность нашей крылатой пехоты в том, что БМД плоть от крови десанта, их нельзя отделять друг от друга. Если такую реорганизацию сделать, то десантный полк сойдет за легкий пехотный для действий на не проходимой для тяжелой техники местности. Его также ждут удаленные театры военных действий, что для известной мне Земле важно. Но никак не для направления главного удара. Будьте реалистами, товарищи офицеры!

По большому счету, необходимо изменить способ десантирования десанта. Вместо картинного спускания на парашюте или высадки с приземлившегося (рядом с врагом!) вертолета, надо падать прямо на голову противника. Такое возможно на легких самолетах-планерах. Сделанные из дешевых материалов, с противопульным бронированием мотора и кабины, из расчета на 4-5 десантников, посаженных друг за другом, они будут:

  • запускаться с катапульты в непосредственной близости от линии фронта. До стартовой площадки подвозиться в разобранном виде на автотранспорте;
  • управляться одним человеком (членом десанта), так как полет по прямой не сложнее управления автомобилем на ровной дороге;
  • приземляться на брюхо с помощью парашюта и тормозной системы непосредственно в расположении врага и сразу вступать с ним в бой, без утомительных пробежек по вражеской территории;
  • иметь дальность полета 10-100 км, что достаточно для решения оперативно-тактических задач, стоящих перед армейским десантом.

Используемые внезапно, на малой высоте, десантно-штурмовые самолеты не будут летально зависеть от господства противника в воздухе и сил ПВО на земле. А после выполнения боевой задачи, если повезет, самолеты-планеры ремонтируются и используются повторно. Такой десант нам был нужен позавчера, а для его создания не требуется героических усилий и неподъемных средств.

Ударно-штурмовые полки на базе этих самолетов, непосредственно входящих в состав каждого полка, могут числить 7 рот по пять десантных отделений, авиационного отделения и транспортно-аэродромного отделения. Вместе с управлением полка и батальоном тылового обеспечения служить или воевать будет около 1000 человек. Такие полки уместны и при маневренной войне, и для прорыва обороны ударом сверху.

Вернемся к универсальной структуре управления. Танковые и мотострелковые полки организационно входят в округа. Кроме них округ лелеет полки и бригады других родов войск, включая армейскую авиацию. Он готов сформировать 3-5 армейских командований (часть театра военных действий, либо основа для локальных войн). Здесь уместно заговорить о комплексном боевом обеспечении и тыловом обслуживании линейных полков сухопутных войск объединенными силами армии, фронта (ТВД).

Для широкомасштабной войны, после призыва, округ развертывает армии традиционной структуры управления. В мирное время полки и бригады окружной основы на 50% комплектуются за счет вольнонаемных граждан. Потому что тыловое обслуживание основано на гражданских профессиях (гораздо больше половины военно-учетных специальностей).

Кроме выше перечисленных полков с универсальной структурой управления, полезно иметь в округе маршевые полки. Меня всегда удивляло, зачем из одной полноценной боевой единицы давать для усиления другой единице свои батальоны (роты), нищая в строю. Если охота меняться партнерами, то лучше это делать на стабильной основе.

Маршевый полк - это однородная часть, не предназначенная для самостоятельного ведения боевых действий. В его состав входят 7 основных рот (танковых, мотострелковых), рота обеспечения, а также батареи противотанковая и зенитная. Он нацелен на количественное усиление удара фронтообразующих полков, обеспечиваясь за их счет смертью и жизнью. Служат в полку меньше 1000 человек. Зато маршевый полк:

  • имеет учебный центр для подготовки срочного личного состава по призыву;
  • дает пополнение в потерях при любой войне;
  • давит массой на направлении главного удара, где из-за больших первичных потерь тыловая структура просто остается без работы;
  • несет гарнизонную и прочую караульную службу по охране тыла армии.

Повторю. В универсальной полковой структуре сухопутных войск выделяются только ведущие ступени управления. Тактические нормативы, как понятие растяжимое для реального боя, конечно, надо будет пересмотреть. Настройка на марш, наступление и ПРЕСЛЕДОВАНИЕ будет не хуже, чем на встречный бой, оборону и ОТХОД. При этом благодаря возимому тяжелому пехотному оружию, в обороне полк будет иметь фронт в 2-3 шире, чем в наступлении. Давно уставами этого хочется.

Принципиальная перестройка сухопутных войск увеличит в разы численность основных боевых единиц (полков с универсальной структурой управления, маршевых и ударных полков) при той же численности СВ РФ. Боевая мощь армии приблизится к максимуму возможностей. Служить на государство солдатам в судьбе, и офицерам по надежде на пенсию будет в вертикали и горизонтали армии интереснее. А в имуществе сухопутных войск России хватит асфальта, стен и колючей проволоки на всех.

Армия – это самая консервативная часть государства. Именно она, вечно голодная, больная традициями, однообразием и выучкой, дает обществу верного гражданина. Готовая поднять на смерть бойца в бою, как приемная семья, она строго нормирует порядок прохождения жизни в мирное время. Выдвинуться из мелких звезд в лампасы без боевой стрельбы тут нельзя (в безблатном случае). А я таким могу хвастануть только за пивом.

Когда-то на очередных сборах офицеров запаса мне сказал кавалер ордена Красного Знамени: «Начинаем войну мы, кадры, а оканчиваете ее вы, пиджаки». Помню, поэтому, пожалуйста, не судите по-армейски строго о том, что я сказал. Даже мятая копеечка пригодится в кошельке.



 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001