Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Информационное превосходство вместо «ядерной дубинки»

С середины 80-х годов в сферу военно-экономических знаний вошли термины «информационная война» и «информационное оружие». Более 25 стран ведут работы в этой области. Специалисты считают, что такое оружие позволит выигрывать малые войны и разрешать военные конфликты без применения обычных вооружений. Так, в армии США создаются специальные подразделения и структуры управления для ведения информационной войны. Во всех военных учебных заведениях введены специальные курсы и налажена подготовка офицеров по этому профилю.

Военные аналитики США считают, что поражение в информационной войне надолго отбросит «проигравшую» страну в ее историческом развитии, а победившие смогут с высокой вероятностью моделировать поведение остальных стран, «заставляя» их делать определенные ходы. Словом, они получат неограниченные возможности управления побежденными странами. Лидерство в сфере приоритетных знаний, информатике, технологиях и повседневном влиянии на жизнь миллионов людей во всем мире через потребляемые ими продукты, товары, услуги, культуру будет определять в ближайшем будущем статус великой державы.

Военные круги США под информационной войной понимают действия, направленные на достижение информационного превосходства посредством воздействия на информацию и информационные системы противника при одновременном обеспечении безопасности и защиты собственной информации и информационных систем.

Существующая концепция информационной войны предусматривает такие основные активные операции, как огневое подавление в военное время элементов инфраструктуры государственного и военного управления, радиоэлектронную борьбу, получение разведывательной информации путем перехвата и расшифровки информационных потоков, передаваемых по каналам связи, а также по побочным излучениям; несанкционированный доступ к информационным ресурсам с последующим их искажением или хищением, распространение дезинформации по информационным каналам противника или глобальным сетям.

В качестве основных объектов применения «информационного оружия выбираются информационно-вычислительные сети и сети связи, используемые государственными организациями, банками, транспортными и промышленными предприятиями, а также военная информационно-управляющая инфраструктура и средства массовой информации (в первую очередь - электронные). При этом наиболее уязвимыми являются центры спутниковой связи, телекоммуникационные узлы и станции трансконтинентальной кабельной связи.

Возможности средств информационной войны увеличиваются с ростом числа пользователей Интернета. Увеличение объемов доступной информации приведет к тому, что ситуация в этой глобальной сети выйдет из-под контроля ее создателей. По заявлениям некоторых американских экспертов, уже сейчас отключение компьютерных систем приведет к разорению в течение нескольких часов пятой части средних компаний, половина компаний потерпит крах в течение нескольких суток. Треть банков будет разорена через несколько часов после такой катастрофы, а половина - продержится всего несколько суток.

Западные специалисты и эксперты первыми оценили преимущества информационного превосходства над противником. Информационные технологии позволят обеспечить разрешение геополитических кризисов, не производя ни одного выстрела. Политика обеспечения национальной безопасности и процедуры ее реализации должны быть направлены на защиту наших возможностей по ведению информационных войн и на создание всех необходимых условий для воспрещения противоборствующим США государствам вести такие войны...

Если в начале 90-х годов стратегия и тактика ведения информационной войны еще только разрабатывалась, то к началу нового десятилетия стало ясно, что информационное оружие выходит на одно из лидирующих мест среди средств поражения. По оценкам экспертов, затраты на создание инфраструктуры для ведения информационных боевых действий во всем мире начиная с 1994 года превысили объем затрат на ракетно-ядерные и космические программы.

Главной целью наступательных информационных действий становится воздействие на личность, то есть на человека, принимающего решения. Такие действия могут быть наиболее эффективными в мирное время и на начальных этапах конфликта, что хорошо согласуется с политикой национальной безопасности США.

Известно, что эффективное применение информационного оружия немыслимо без использования космических средств. В открытой печати уже появлялись сведения о разведывательной сети «Echelon», созданной Агентством национальной безопасности США в период «холодной войны». Основу системы составляет орбитальная группировка космических аппаратов радиоэлектронной разведки.

Наземная компонента системы «Echelon» представляет собой сеть разбросанных по всему миру скрытых пунктов наблюдения и перехвата информации. Аппаратура этих пунктов перехватывает сообщения электронной почты, телефонные разговоры (в том числе и через сотовые телефонные аппараты), факсимильные сообщения, а также трафик, проходящий по глобальным оптоволоконным сетям связи и в СВЧ-диапазоне. Систему обслуживают сотрудники агентства совместно с сотрудниками правительственного бюро обеспечения безопасности коммуникаций Новой Зеландии, правительственного центра коммуникаций Великобритании, канадского министерства безопасности коммуникаций и войск связи министерства обороны Австралии. Система рассматривается в качестве одного из важнейших звеньев реализации концепции «управляемого хаоса» в различных регионах планеты. Перехваченная информация поступает в центр, находящийся на территории Великобритании в Менвит-Хилле, а затем передается в США в Форт-Мид (штат Мэриленд). Здесь находится компьютерный суперцентр системы, предназначенный для обработки поступающей информации.

После развала Советского Союза задачи, возложенные на систему «Echelon», изменились. Теперь вместо тотальной слежки за СССР и странами Варшавского Договора она стала применяться в качестве средства достижения информационного превосходства США и НАТО в различных конфликтах по всему миру. Военные действия НАТО в Югославии — тому подтверждение. Здесь система «Echelon» применялась для слежки за президентом и другими государственными деятелями Югославии путем отслеживания информационного трафика на территории Югославии и за ее пределами.

Ранее, в 80-е годы, эта система задействовалась и на территории самих США и Европы для слежки за некоторыми сенаторами, политическими деятелями в Европе, ассоциацией Amnesty International и христианскими активистами.

По оценкам западноевропейских и американских экспертов, система «Echelon» и другие телекоммуникационные центры перехвата информации, финансируемые Европейским союзом и США, позволяют эффективно противостоять образованию очагов напряженности, с которыми невозможно справиться другими путями. Это практически идеальное средство контроля над ситуацией в любом регионе Земли.

Идея создания единой сети контроля и безопасности обсуждалась еще в 1991 году на конференции TREVI (Terrorism, Radicalism, Extremism and Violence), где было рекомендовано привести национальные законодательства государств Евросоюза в соответствие со сложившейся ситуацией и обязать поставщиков телекоммуникационных услуг сотрудничать с полицией и органами безопасности. К достигнутому соглашению планировалось привлечь как можно больше стран. Те государства, которых не устраивают предлагаемые условия, поставят перед необходимостью их выполнять, поскольку в оборудование сетей все равно будут встраивать соответствующие системы контроля.

Операторы сетей связи и поставщики услуг должны выделять один или несколько постоянных каналов (так называемые фискальные каналы) для перехвата распространяемой по коммуникационным линиям информации и передачи ее компетентным органам. Появилась возможность в реальном масштабе времени уточнить местоположение конкретного лица (например, абонентов мобильной связи).

С декабря 1995 года в соответствии с решением Комитета постоянных представителей государств Евросоюза телекоммуникационное оборудование и предоставляемые услуги отвечают требованиям перспективных телекоммуникационных стандартов по перехвату сведений, представляющих угрозу национальной безопасности. Не следует сбрасывать со счетов и последние технологические новшества в области создания микропроцессоров. Например, уникальный идентификационный номер процессоров Pentium III, заявленный как средство защиты от незаконного копирования, между тем активно используется для контроля над информацией, циркулирующей в конкретном компьютере.

Большая часть населения развитых стран мира в XXI веке занята в области высоких технологий, и «великой» становится не та, которая размахивает «ядерной дубинкой», а та, которая, обладая явным информационным превосходством, сможет навязать свою волю другим странам в решении важнейших мировых проблем.

Хочется верить, что последние события в мире послужат веским основанием в пользу интенсификации в нашей стране научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области разработки и создания средств противодействия информационному оружию. Это позволит России и в XXI веке оставаться великой державой.

Сергей Гриняев,
кандидат технических наук, старший научный сотрудник
«Армейский сборник» №5 2002 г


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001