Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Психологические операции ВС США в Афганистане

Входе антитеррористической операции в Афганистане американское командование уделяет повышенное внимание информационному обеспечению боевых действий. Помимо широкомасштабной кампании по формированию позитивною отношения мировой общественности к политике США, на оперативно-тактическом уровне против формирований талибов и боевиков террористической организации «Аль-Каида» проводился ряд психологических операций (ПсО).

Непосредственное руководство операциями осуществляет специальная объединенная оперативная группа министерства обороны США с привлечением представителей госдепартамента. ЦРУ, информационного агентства ЮСИА и отдельных СМИ. Основными целями ПсО стали деморализация и склонение к прекращению сопротивления и сдаче в плен членов вооруженных формирований «Талибан» и «Аль-Каида», сведение к минимуму потерь среди военнослужащих и гражданского населения, разъяснение народу Афганистана целей США и причин появления американских войск в регионе, завоевание симпатий и обеспечение сотрудничества со стороны местных жителей. На более отдаленную стратегическую перспективу поставлена задача формирования проамериканской ориентации у местной политической элиты с целью обеспечения долговременного влияния Соединенных Штатов.

Для достижения поставленных целей в Афганистан, Пакистан, Узбекистан и Киргизию были переброшены подразделения регулярной 4-й группы ПсО сухопутных войск США. постоянно дислоцирующейся в Форт-Брэгг (штат Северная Каролина). Группа, насчитывающая около 1 200 военнослужащих - специалистов по психологическим операциям, является основным формированием вооруженных сил, ответственным за информационно-психологическое обеспечение боевых операций американской армии. Ее подразделения участвовали во всех военных операциях, проводившихся Соединенными Штатами за последние десять лет, в том числе в Ираке, Сомали, Боснии и Герцеговине, Косово. Из состава группы на театр военных действий были направлены 8-й региональный батальон ПсО, усиленный подразделениями и специалистами 9-го батальона тактических ПсО и 3-го батальона подготовки и распространения материалов ПсО, а также подразделения штабного планирования, связи и тылового обеспечения. На авиабазу Ханабад (Узбекистан) переброшены два самолета ЕС-130Е из состава 193-го авиакрыла специальных операций ВВС национальной гвардии США (Гаррисберг, штат Пенсильвания), оснащенных телерадиовещательным комплексом ПсО «Коммандо Соло-2». ЕС-130Е действовали, кроме того, с авиабазы Тумрайт в Омане и, как полагают независимые эксперты, с авиабаз Пасни и Джакобад в Пакистане.

Перед силами ПсО были поставлены задачи: доведение до населения и боевиков необходимой информации от имени американского командования, пропаганда военных успехов войск Северного альянса и ВС США, использование эффекта массированных ракетно-бомбовых ударов для устрашения и морального разложения противника, информационное обеспечение гуманитарных операций. Поскольку телевидение при талибах в Афганистане не существовало, а владение телевизором считалось преступлением, основными формами информационно-психологического воздействия стали радиопропаганда и распространение листовок.

Психологическая операция началась за несколько дней до первых ракетно-бомбовых ударов по Афганистану. Первые полеты самолетов ЕС-130Е для радиовещания на территорию этой страны состоялись 23 сентября 2001 года. С началом боевой фазы операции американская авиация в результате целенаправленных ударов уничтожила радиовещательные центры талибов, в том числе официальную радиостанцию «Голос Шариата» в Кабуле. Это подорвало пропагандистские ресурсы талибов и обеспечило американским силам ПсО монопольное положение в радиоэфире Афганистана, а также позволило в дальнейшем использовать для передачи своих радиопрограмм частоты, на которых ранее вещали радиостанции талибов.

Специалисты ПсО США развернули радиовещание общим объемом до 10 ч в сутки (по 5 ч в утреннее и вечернее время) на средних (864 и 1 107 кГц) и коротких (8 700 кГц) волнах. Оно осуществлялось на языках дари и пушту как с бортовых радиопередатчиков самолетов ЕС-130Е «Коммандо Соло-2», так и со стационарных радиостанций и ретрансляторов, установленных на территориях Пакистана, Турции и Киргизии. В условиях малой обеспеченности населения радиоприемниками для расширения слушательской аудитории с американских самолетов над разными районами Афганистана было сброшено до 100 тыс. радиоприемников с фиксированной частотой, как это ранее практиковалось в Ираке и Югославии.

Осуществлялась ретрансляция передач радиостанций «Голос Америки» и «Радио Свобода». Информационные материалы для радиопередач готовились специалистами 4-й группы ПсО. В эфире эти передачи появлялись под названиями «Информационное радио» и «Радио Свободный Афганистан». В содержании радиопрограмм особое место занимала тема дискредитации лидеров «Талибана» и «Аль-Каиды», а также тексты из Корана, специально подобранные американскими специалистами для опровержения тезисов талибской пропаганды и антиамериканских высказываний бен Ладена. Начинались и заканчивались радиопрограммы народной афганской музыкой.

Второй по значению формой информационно-психологического воздействия в проводимой Соединенными Штатами психологической операции является печатная продукция. Впервые листовки были сброшены с самолетов ВВС США 14-16 октября 2001 года, причем для их распространения использовались самолеты ЕС-130Е, МС-130 и бомбардировщики В-52. На завершающем этапе операции практиковалась также раздача листовок и буклетов в руки местному населению специальными моторизованными командами ПсО. Всего с начала военной операции в Афганистане до конца декабря 2001 года силами ПсО США было распространено свыше 18 млн листовок, что для страны с 28-миллионным населением является значительной цифрой. В то же время с учетом низкой грамотности населения (менее 40 проц.) основной упор при разработке этих пропагандистских материалов делался на изобразительные средства наглядной агитации. Тексты были в основном предельно краткими и простыми, рассчитанными на менталитет афганцев.

Американские специалисты разработали несколько десятков адресных листовок, рассчитанных на различные социальные, этнические и религиозные слои афганского общества. В целом все информационно-пропагандистские материалы по их целевому предназначению можно условно разделить на две категории: для мирного населения и для членов вооруженных формирований.

Основными темами радиопередач и листовок, адресованных мирному населению, были демонстрация открытости и благожелательности американского руководства по отношению к афганскому народу, готовности оказать ему помощь в налаживании мирной жизни, дискредитация талибского режима, а также разъяснение того, что действия США и их союзников направлены не против мирных жителей или ислама, а против очагов терроризма на территории Афганистана и поддерживающего их движения «Талибан».

В одной из первых радиопередач говорилось: «Мы не хотим причинить вреда мирному населению. Держитесь в стороне от военных объектов, правительственных зданий, лагерей террористов, дорог, мостов и фабрик».

В другой передаче рассказывалось о причинах антитеррористической операции: «11 сентября 2001 года в США были сразу убиты тысячи людей. Среди них была двухлетняя девочка, которая едва умела самостоятельно стоять. Чем она заслужила смерть? Какое преступление она совершила? Ведь родители привезли ее навестить дедушку и бабушку. Были убиты полицейские, пожарные, учителя, врачи, отцы, матери, братья и сестры. Почему?» В передаче объяснялось, что атаки в Нью-Йорке и Вашингтоне на невинных людей - это акт, запрещенный Кораном. «Террористы верят, что они герои, воины джихада, побеждающие дьявола Запада. Однако правда заключается в том, что они - убийцы и не могут представлять ислам» - говорилось в передаче. В ряде листовок население призывалось за вознаграждение принять участие в поимке главарей террористов.

В целях психологического воздействия на гражданское население практиковался также сброс с самолетов гуманитарных грузов (всего было сброшено более 2,2 млн продовольственных пакетов) с американской символикой и рисунками пропагандистского содержания. Здесь, однако, возникла неожиданная проблема: пакеты были желтого цвета и нередко принимались афганцами за куски тротила. Этим обстоятельством незамедлительно воспользовалась «Талибан» для контрпропаганды - американцы были обвинены в том, что сбрасываемые пакеты на самом деле якобы являются взрывоопасными либо непригодными в пищу. Уже 9 ноября 2001 года на пресс-конференции представители МО США заявили, что рассматривается возможность расфасовки рационов в пакеты голубого цвета, однако это пожелание так и осталось нереализованным.

Другая серия передач и листовок была обращена к членам вооруженных формирований «Талибан» и «Аль-Каида». В этих информационно-пропагандистских материалах превалировал мотив устрашения. Боевикам заявлялось, что они обречены, что их лагеря будут «залиты смертоносным ливнем огня с вертолетов». Подчеркивалось техническое превосходство американского вооружения: «Вы будете уничтожены до того, как ваши устаревшие радары засекут наши вертолеты», «наши ракеты попадут точно в твое окно». В некоторых листовках прямо говорилось, что единственный выход - «немедленная сдача в плен», как только в Афганистане появятся американские солдаты. Кроме того, делались попытки дискредитировать руководство «Талибана» и «Аль-Каиды». В одной из передач говорилось, что пока простые бойцы гибнут в боях, мулла Омар наслаждается жизнью в хорошо оборудованном бункере в обществе своих трех жен. «Если умереть за ислам является честью, то почему же мулла Омар не пойдет в бой?» - задавался вопрос.

Помимо вышеназванных использовались и другие формы психологического воздействия на вооруженные отряды «Талибана» и «Аль-Каиды». В частности, на пещерный комплекс в горах Тора Бора было сброшено несколько сверхмощных 7,5-т авиабомб BLU-82 с целью вызвать шок у засевших в пещерах боевиков.

Оценивая работу ПсО ВС США на первом этапе антитеррористической операции, многие зарубежные специалисты, в том числе американские, выражали большие сомнения в ее эффективности. Независимые эксперты прямо указывали, что тексты первых передач «не так хороши, как должны были быть, особенно в области знания культуры и обычаев». По словам Дж. Метцля, сотрудника госдепартамента, координировавшего информационное обеспечение операций ВС США в Ираке и Косово, «качество информационно-пропагандистских материалов на начальном этапе операции было неудовлетворительным, штаб операции не учитывал национально-религиозную специфику региона и менталитет населения, низкий уровень образования и жизни».

Во-первых, сами афганцы в результате целенаправленной политики движения «Талибан» по информационной изоляции страны имели весьма смутное представление как о террористических актах 11 сентября 2001 года и причинах бомбардировок, так и об отношениях талибского режима с другими странами. При этом радиопередачи американских сил ПсО были недоступны подавляющему большинству населения страны по причине отсутствия радиоприемников. Эффективность распространения гуманитарной помощи, разрекламированной американскими СМИ, долгое время оставалась низкой. Во многих случаях она сбрасывалась над пустынными территориями и мин-ноопасными участками. Талибская пропаганда не без успеха призывала относится к помощи как к подачке, «нечистой пище неверных», что находило отклик среди основной массы неграмотного, воспитанного в законах шариата населения. Кроме того, распространялись слухи, что часть доставляемого питания может быть отравлена. Отношение к гуманитарной помощи стало меняться только тогда, когда она стала доставляться наземными средствами.

Во-вторых, по мнению Ч. Борчини, бывшего командира 4-й группы ПсО ВС США, содержание адресованных боевикам листовок и радиопрограмм, в которых «не было ничего, кроме элементарного запугивания», могло быть расценено афганцами, особенно пуштунами и белуджами, только как оскорбление и возымело скорее отрицательный эффект. Дж. Метцль говорил о «пугающем» непрофессионализме американских пропагандистов.

Действительно, наивно полагать, что можно подорвать авторитет муллы Омара тем, что у него три жены и что он лично не воюет. Любой верующий мусульманин на это ответит: ему (как и любому мусульманину) по Корану разрешено иметь четырех жен и, кроме того, мулла Омар в свое время был рядовым моджахедом и потерял в бою глаз, а теперь он военачальник и руководит действиями армии. Ошибочен и расчет на то, что исламский фанатик, который постоянными молитвами и другими духовными практиками в лагерях приучает к себя к мысли о гибели за веру и заранее «отдаляется от земного мира», отреагирует на рассказ о гибели людей в Нью-Йорке и Вашингтоне так же, как американец или европеец, и осудит действия террористов: ведь они были «борцами за веру», а вера позволяет мусульманину совершать любые действия против иноверцев; если же среди погибших неверных «торгашей» в небоскребах были добропорядочные люди, то они попали в рай (а недобропорядочные за свою мученическую смерть получили дополнительную возможность не попасть в ад).

Количественным показателем эффективности информационно-психологической операции является число вооруженных боевиков, славшихся в плен или, применительно к Афганистану, перешедших на сторону правительственных войск. По этому критерию эффективность американской пропагандистской кампании на этапе с октября до середины ноября 2001 года тоже можно оценить как низкую.

Корреспондент американской армейской газеты «Старз энд страйпс» (орган министерства обороны США), рассказывая о пропагандистской работе экипажей самолетов «Коммандо Соло», писал: «Пентагону хотелось бы, чтобы солдаты талибов, услышав громкоговоритель, призывающий их сложить оружие, думали, что это «глас божий». Глубоко верующие талибы, конечно, знают о существовании громкоговорителей, и смешно пугать их «неизбежной гибелью».

Подобные критические публикации появлялись на фоне отдельных неудач американской информационной кампании и на международной арене. К началу ноября 2001 года Белый дом столкнулся с нарастающим международным осуждением бомбардировок Афганистана и волной антиамериканских выступлений, захлестнувшей мусульманские страны Ближнего и Среднего Востока. Согласно проведенным опросам, поддержка американских бомбардировок существенно уменьшилась и во всех европейских государствах. Талибы в целях активизации пропагандистской кампании против США стали допускать в страну некоторых западных корреспондентов и организовывать выезды в населенные пункты, подвергшиеся бомбардировкам. Благодаря репортажам ка-тарского канала «Аль-Джазира» мир увидел страшные кадры убитых по ошибке детей и толпы беженцев. Отсутствие видимых военно-политических результатов усугубляло ситуацию. Как заявил министр обороны Д. Рам-сфелд, «Соединенные Штаты проигрывают информационную войну». Президент США Дж. Буш также подверг критике государственные информационные структуры за низкую эффективность работы.

В такой ситуации американское военно-политическое руководство предприняло ряд экстренных мер, призванных восстановить контроль Вашингтона над информационной обстановкой вокруг антитеррористической операции. Прежде всего, Пентагон призвал журналистов более ответственно подходить к освещению событий, не давать талибской пропаганде возможности использовать западные средства массовой информации в своих целях. Со стороны государственных структур США и Великобритании применялись меры политического давления с целью добиться полной информационной изоляции «Талибана». Имели место и меры политического давления на независимые СМИ. Так, «Аль-Джазира» была вынуждена заключить договор с CNN, позволяющий последней включать свои новостные сюжеты в телепередачи канала по принципу «обмена информацией».

Помимо расширения штатов афганских редакций и сетки вещания радиостанций «Голос Америки» и «Радио Свобода», было возобновлено вещание радиостанции «Свободный Афганистан». Конгресс США выделил на эти цели 20 млн долларов.

Начиная новое «информационное наступление», администрация Дж. Буша предприняла несколько нестандартных шагов. На должность заместителя государственного секретаря по информационной политике назначена Ш. Бирс, специалист по рекламе и связям с общественностью. Ей поставлена задача координировать работу правительственных структур и частных СМИ. Принято решение о привлечении к ведению информационной кампании частных PR-организаций и выделении им около 400 млн долларов на пропагандистские мероприятия в 78 государствах, прежде всего мусульманских. Кроме того, США и Великобритания разместили в Исламабаде коалиционный информационный пресс-центр («медиацентр быстрого реагирования»), в состав которого вошли как официальные военные представители, гак и гражданские сотрудники СМИ. В целом это позволило сделать работу западных СМИ в регионе более оперативной и перехватить инициативу в освещении афганских событий у ближневосточных средств массовой информации, действуя по принципу опережения.

В материалах, предназначенных для боевиков, метод устрашения стал использоваться более гибко. Безапелляционные призывы «сдаваться в плен» уступили место рекомендациям «прекратить сопротивление». В ряде пропагандистских материалов преследовалась цель вбить клин между собственно афганцами и иностранными наемниками-добровольцами, используя традиционную ксенофобию афганцев: мулла Омар, облаченный в традиционную афганскую одежду, изображался в виде собаки у ног бен Ладена: на другой листовке сам бен Ладен в характерном арабском одеянии передвигает пешки с внешностью афганцев на шахматной доске и т. д. Удачной оказалась листовка с поздравлениями от имени американского народа, приуроченная к окончанию месяца рамадан.

Поворотным моментом в ходе психологической операции ВС США стало неожиданное решение талибского руководства оставить крупные города и перейти к тактике партизанской войны. Это стало мощным аргументом в пользу правильности тактики американских войск и существенно усилило действенность пропаганды. Призывы к выходу из состава талибских формирований, переходу на сторону антиталибской коалиции, сдаче в плен под гарантии безопасности и т. д. стали в краткосрочном плане привлекательными для большей части полевых командиров и вождей афганских племен, а также для рядовых боевиков «Талибана» и «Аль-Каиды».

Однако неверно было бы ставить это в заслугу только американской пропаганде: в многонациональном и многоплеменном Афганистане выбор новых союзников, переход на сторону более сильного, «смена взглядов» и т. д. является конъюнктурным явлением, обычаем. К тому же наиболее сплоченная и боеспособная часть «Талибана» и «Аль-Каиды» оказалась невосприимчивой к действиям американских сил ПсО и не сложила оружия.

Между тем на данном лапе перед американскими подразделениями ПсО были поставлены новые задачи - обеспечение информационной поддержки планов руководства Белого дома по вводу международного миротворческого контингента и послевоенному политическому переустройству Афганистана иод контролем США. Выполнение этих задач потребует от американского командования значительно больших усилий, так как исламский фундаментализм имеет в этой стране глубокие корни и, бесспорно, сохраняет большое влияние, а традиционные социальные институты афганского общества крайне консервативны и малодоступны для внешнего воздействия. Кроме того, между союзниками по антиталибской коалиции уже наметились серьезные противоречия, грозящие перерасти в вооруженное противоборство. Следует также учесть, что Усама бен Ладен пользуется сочувствием и поддержкой арабов и населения других мусульманских стран, выступающих против политики США на Ближнем Востоке, а принципы религиозного движения «Талибан» по сути совпадают с основами ваххабизма в Саудовской Аравии и других странах Персидского залива, которые имеют собственные политические и экономические интересы в Афганистане и Центральной Азии в целом. В такой ситуации говорить о полном успехе психологических операций ВС США преждевременно. Независимые эксперты констатируют, что ПсО способствовали выполнению задач американскими вооруженными силами на начальном этапе операции в плане минимизации потерь и разложения боевых формирований «Талибана». Американские специалисты в области ПсО в целом гибко реагировали на изменения военной обстановки и оперативно устраняли выявленные в ходе контактов с местной аудиторией недостатки в содержании и направленности своих материалов. Однако, несмотря на это, ряд разработанных материалов, использовавшихся в ходе подобных операций, недостаточно учитывал местные национально-психологические особенности, а также этническую и религиозную специфику страны. Опыт проведения ПсО ВС США в Афганистане показал, что некоторые приемы и методы, в частности активно практиковавшееся устрашение, оказались малоэффективными.

Д. Тюрин,
В. Сафонов
«Зарубежное военное обозрение» №3 2002 г.


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001