Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Об информационном противоборстве в ходе вооруженного конфликта в Косово

Одним из наиболее характерных и показательных примеров использования СМИ в интересах оказания воздействия на войска и население противника является агрессия НАТО против Югославии в 1999 году. Практика проведения информационного воздействия в ходе этого конфликта настолько разнообразна, что на протяжении последующих десятилетий будет основным источником анализа и изучения специалистов в области информационной войны (ИВ).

Освещение конфликта в Косово СМИ стран НАТО. Принципиальные направления содержания информационно-психологического обеспечения военной акции против Югославии, а также общие планы ведения ИВ и психологические операции были согласованы и утверждены высшим руководством США и других ведущих стран НАТО еще на этапе принятия решения о начале агрессии против этого независимого государства.

Информационно-психологическая подготовка к вооруженному вмешательству НАТО в Косово началась в 1998 году. В западных СМИ было инициировано поэтапное нагнетание антисербской истерии и муссирование темы «этнических чисток» в Косово. Результатом регулярной демонстрации на телеэкранах, страницах газет и журналов «сербских зверств» и «страданий албанского народа» стало то, что уже к концу 1998-го - началу 1999 года общественное мнение Запада было в основном подготовлено к силовому варианту урегулирования косовской проблемы. Опросы общественного мнения, проведенные накануне войны в странах НАТО, показали, что воздушные удары по СРЮ готовы поддержать 55 -70 проц. населения этих государств.

Основные цели информационного обеспечения натовской агрессии на стратегическом уровне с самого начала заключались в формировании позитивного для США и НАТО на Балканах внутреннего (в странах самого альянса) и международного общественного мнения и нейтрализации влияния России. Китая и других стран, занявших негативную позицию в отношении действий Североатлантического союза. На оперативно-тактическом уровне цели информационной кампании сводились к дестабилизации внутриполитической обстановки в СРЮ, дискредитации правительства С. Милошевича в глазах собственного народа и дезорганизации системы государственного управления, деморализации населения и личного состава югославских ВС, склонению к дезертирству и неповиновению, поощрению оппозиционных властям СРЮ организаций, политических деятелей и СМИ.

В содержании информационного обеспечения агрессии НАТО против Югославии на протяжении всей операции доминировали следующие основные направления: разъяснение «гуманных» целей военной акции, предпринятой якобы только во имя «благородных целей» спасения косовских албанцев от «геноцида» и их «безопасного возвращения к родным очагам»; убеждение мировой общественности в том, что только НАТО (а не ООН или ОБСЕ) может быть гарантом мира и стабильности на Балканах и во всем мире, в необходимости размещения в Косово международного военного контингента под эгидой НАТО; демонстрация «монолитного единства» стран блока и военной мощи альянса.

Между тем отдавший приказ бомбить Югославию президент США Б. Клинтон признался, что большинство американцев даже не могли отыскать Косово на карте, им не было особенно интересно, что можно и нужно делать в этом регионе. К моменту начала авиационных ударов у значительной части американского населения был сформирован негативный образ сербов и Югославии. В американской печати публиковалось большое количество исторических статей об этой стране, в которых сербы были представлены как агрессоры и поработители соседних народов.

Таким образом, анализ материалов западных СМИ за период подготовки операции НАТО против Югославии позволяет сделать вывод, что теле- и радиокомпании, газеты и даже сеть Интернет широко использовались для проведения беспрецедентной по своим масштабам информационной кампании. Необходимо отметить, что она отличалась также большим количеством недостоверных фактов, а порой и откровенной ложью. Главной целью являлось побудить мировое общественное мнение если не к поддержке, то, по крайней мере, к тому, чтобы оно не препятствовало вооруженному вторжению НАТО на Балканы. Основными каналами распространения подобной информации являлись такие издания, как влиятельная американская газета «Вашингтон пост», теле- и радиокомпания Си-эн-эн, английские журналы «Тайме» и «Экономист», компания Би-би-си и немецкая газета «Ди Вельт». При этом упор был сделан на проблему этнических албанцев в Косово, где обстановка действительно была далека от благополучной.

Однако, оценивая информационные сообщения по данной проблеме, можно говорить даже не о субъективности подхода, а о преднамеренной дезинформации, направленной на решение следующих задач:

  • Дискредитация в глазах .мировой общественности военно-политического руководства СРЮ, и в частности президента С. Милошевича. С этой целью в СМИ часто распространялись сообщения с критикой в его адрес самого разного характера - от обвинений в «политике шовинизма» и организации этнических чисток до неспособности управлять экономикой страны.
  • Создание отрицательного имиджа сербских властей и населения. Одно за другим появлялись сообщения о неоправданной жестокости правительственных войск по отношению как к военнопленным, так и к мирным албанцам. Широкую известность получил случай в селе Рачак, где, по заявлению главы миссии ОБСЕ американца С. Уокера, правительственные войска учинили кровавую расправу над албанцами. Сюда же следует отнести и так называемые «концлагеря», устроенные сербами для албанцев.
  • Формирование положительного образа косовских албанцев, что было довольно сложной задачей. Так, общепризнанными стали факты торговли албанской диаспорой наркотиками. Кроме того, необходимо было оставить «пространство для маневра», ведь в случае ввода миротворческого контингента НАТО нужно было контролировать обе стороны, а от албанцев можно было ожидать любых непредвиденных шагов. Таким образом, появлялись статьи и передачи, подчеркивавшие, в первую очередь, гордый и независимый характер албанцев, которые отстаивают свою независимость и, самое главное, в отличие от сербов, готовы решать вопросы путем переговоров.
  • Создание иллюзии легитимности требований сепаратистов. Такой эффект достигался как чисто лексическими средствами, например путем многократного употребления словосочетаний типа «демократические требования албанцев» и «право на самоопределение», так и с помощью замалчивания множества фактов, имеющих определяющее значение с точки зрения международного права. В частности, ничего не говорилось о том, что все члены «Освободительной армии Косово» (OAK), с которой вели переговоры международные организации, согласно закону любого государства являлись преступниками и подлежали суду как минимум за участие в незаконных вооруженных формированиях.
  • Преувеличение «гуманитарной катастрофы» в Косово и обоснование вмешательства мировой общественности. Огромное количество материалов было посвящено рассказам о том, в каком бедственном положении находились этнические албанцы. При этом мало кто догадывался, что зачастую под видом «угнетаемых албанцев» в кадрах репортажей были засняты сербы.

С началом воздушных ударов интенсивность информационно-пропагандистских мероприятий, направленных против СРЮ, заметно усилилась. Выступления руководителей ведущих стран НАТО с разъяснениями и оправданиями военной акции против Югославии транслировались на всех основных языках мира и сербском через всемирные теле- и радиослужбы. Госсекретарь США М. Олбрайт по спутниковым телеканалам за период воздушной кампании дважды обращалась к населению Югославии на сербском языке.

Важнейшим инструментом информационной войны против СРЮ стала пресс-служба НАТО. В задачи этой структуры входил анализ сообщений западных, югославских и международных СМИ о ситуации на Балканах и выработка рекомендаций для руководства альянса по определению общей стратегии в отношении освещения в этих средствах хода военных операций, подготовка информационных материалов для пресс-конференций, брифингов и пресс-релизов штаб квартиры НАТО. Четко управляя журналистским корпусом, официальные структуры альянса в то же время исключительно жестко реагировали на попытки некоторых репортеров довести до западного общественного мнения точку зрения югославской стороны.

По общему убеждению, отношение американского общества к проблеме Косово в первые дни войны в Югославии формировалось исключительно СМИ США, и прежде всего телевидением, возможности которого в наши дни позволяют создавать иллюзию непосредственного участия в происходящем на другом конце планеты. Характерна динамика поддержки американцами участия сухопутных войск в операции на Балканах: с 47 проц. она выросла сначала до 57, затем до 65 проц., а последний опрос установил, что 71 проц. респондентов выступал за применение наземных войск для отстранения от власти С. Милошевича и предания его суду как военного преступника, поскольку «на Соединенных Штатах лежит ответственность за установление мира в Косово».

При проведении бомбардировок Югославии президенту Клинтону было необходимо, в первую очередь, убедить американскую нацию в том, что операция на Балканах необходима. В этих целях был проведен ряд информационно-психологических мероприятий по дискредитации военно-политического руководства Югославии, а также возможных тенденций в мире по поддержке позиции Югославии. Во время своих выступлений госсекретарь США М. Олбрайт постоянно использовала метод навешивания ярлыков. Она даже сравнила события в Косово с истреблением фашистами евреев в годы Второй мировой войны. В интервью газете «Вашингтон пост» она заявила, что глубоко убеждена: «Гитлера и других тиранов можно было остановить, если бы им было оказано сопротивление с самого начала». Именно с этой точки зрения она всегда смотрела на Югославию.

С началом бомбардировок рассказы о зверствах в Косово приняли еще более масштабный характер, несмотря на то что в СРЮ уже не осталось американских (за исключением Си-эн-эн) корреспондентов. Все жуткие истории о расстрелянных и сожженных заживо в собственных домах передавались со слов беженцев, охваченных паникой, заслуживающих безграничного сочувствия, но не обязательно доверия (что является нарушением американских журналистских стандартов, требующих информации из первых рук). Так, в сознании американцев С. Милошевич стал ассоциироваться с Гитлером. Один из известных американских журналистов уверенно заявил: «Для сербов ненависть это профессия, жалость к себе, ощущение себя жертвой - национальные свойства сербов».

Несмотря на общую антисербскую риторику в СМИ США, в целях создания «объективности» некоторых сербских представителей охотно приглашали на американское телевидение. Кроме того, на одном из каналов каждый день транслировали с английским переводом выпуски последних известий из Белграда, в которых НАТО клеймили как «фашистскую организацию», а его бомбы и самолеты именовались «злодейскими». Однако югославская пропаганда нейтрализовалась ежевечерними репортажами, в которых показывали тысячи беженцев из Косово. В каждом таком репортаже можно было услышать ужасающие рассказы о перенесенных албанцами мучениях.

Одним из наиболее ярких примеров дезинформации в американских СМИ явился репортаж о «расстреле мирных албанцев в окрестностях села Рачак», снятый на любительскую камеру якобы одним из фермеров. Но никто - ни албанцы, ни эксперты - не мог объяснить, почему в овраге, где якобы сербская полиция расстреляла 45 гражданских лиц, не было обнаружено следов крови, а на одежде убитых - следов от пуль. Это явно свидетельствовало о том, что все тела привезли в овраг из других мест, а об их принадлежности к боевикам OAK свидетельствовали следы пороха на руках. Уже после боя убитых переодели в гражданскую одежду. Несмотря на экспертизу международной комиссии, признавшей фальсификацию, многие средства массовой информации по-прежнему утверждали, будто сербы «учинили бойню в селе Рачак». В течение нескольких недель тиражировались сообщения о том, что сербская полиция расстреляла всех учителей одной из школ на глазах их учеников. Затем сообщалось о том, что в районе Приштины сербы устроили концлагеря, в которых «творятся злодеяния» против албанцев. В итоге западным СМИ пришлось признать, что все это «не подтвердилось», но опровержение было подано таким образом, что его практически никто не заметил.

В то же время информация западных СМИ не была однородной по своей направленности. В некоторые западные издания нередко поступали сведения, не совпадающие с общим вектором освещения конфликта, просачивалась информация и о боевых потерях НАТО. Так, греческая газета «Атинаики» на первой странице сообщила, что тела «первых 19 убитых американцев» доставлены из Македонии в Салоники, откуда они будут переправлены в США. Сообщалось, что тела «в строжайшей тайне и под усиленной охраной доставлены через Скопье в 424-й военный госпиталь» в г. Салоники для подготовки к дальнейшей транспортировке, причем «греческие власти утверждали, что им ничего об этом не известно». «Атинаики» утверждала, что США придерживались «закона молчания», как это бывало и ранее (во Вьетнаме и Ираке), чтобы сообщить о своих потерях позднее, в более подходящий момент.

Каждый раз, когда появлялась «неудобная» информация, американские официальные лица вели себя примерно одинаково: на первом этапе происходило официальное опровержение компрометирующего факта, в дальнейшем проводилась линия по обвинению югославской стороны в подготовке провокации. Такое имело место в случаях с гражданскими объектами в Югославии, с пассажирским поездом, с конвоем беженцев, уничтоженными самолетами НАТО. Признания правомерности подобных сообщений имело место лишь в том случае, если другая сторона приводила совершенно неопровержимые доказательства. Так произошло, например, со сбитыми самолетами НАТО. Признаны были лишь те случаи, когда югославам удалось предъявить обломки с опознавательными знаками, бортовыми номерами и маркировкой агрегатов сбитых машин.

Также неоднозначно освещалась проблема беженцев. Информация подавалась в таком виде, будто албанцам нравилось, когда НАТО бомбит города и деревни косовских албанцев. По сообщениям американских телекорреспондентов, из нескольких сотен тысяч беженцев ни один (именно так сообщалось в выпусках Си-эн-эн) не высказал недовольства бомбардировками. А пресс-секретарь НАТО Дж. Шеа на одной из пресс-конференций даже заявил, что «звук бомбардировщиков косовские албанцы сравнивали с «полетом ангелов».

После начала агрессии западные радиостанции резко увеличили объемы вещания на сербском, албанском, болгарском и македонском языках. Так «Голос Америки» и «Свободная Европа» организовали круглосуточное вещание на Югославию в УКВ-диапазоне с помощью трех передатчиков, расположенных в Боснии, Македонии и Венгрии. Позднее, в мае, США также добились от Румынии согласия на размещение на ее территории передатчиков «Голоса Америки», работающих в СВ- и УКВ-диапазонах. Радиостанция «Немецкая волна» развернула вещание на СРЮ на сербском языке в УКВ- (FM-) диапазоне. В свою очередь Би-би-си, помимо вещания на Югославию с использованием сети своих передатчиков на территории Албании, предоставила свои спутниковые каналы для ретрансляции на СРЮ материалов запрещенной оппозиционной радиостанции «В-92», переправлявшихся на Запад по каналам Интернет.

Не осталась без внимания и печатная пропаганда. В Македонии при финансово-технической помощи Франции и Великобритании был налажен выпуск ежедневной газеты «Коха диторэ» для косовских албанцев тиражом 10 тыс. экземпляров. В апреле руководство государственных радиовещательных служб США («Голос Америки»), Великобритании (Би-би-си), ФРГ («Немецкая волна») и Франции («Международное радио Франции») договорились о координации своего вещания на Балканах на сербском и албанском языках и создании по периметру СРЮ единой сети СВ- и УКВ-передатчиков и ретрансляторов, работающих на частотах югославского государственного радио.

Важнейшим инструментом информационной войны против СРЮ стала пресс-служба НАТО в Брюсселе во главе с представителем Великобритании Дж. Шеа. После начала боевых действий штат пресс-службы блока, ранее состоявший всего из шести сотрудников, был резко увеличен. Под руководством специально направленного в Брюссель пресс-секретаря британского правительства А. Кемпбелла при ней был срочно сформирован так называемый «военный кабинет» - специальный координационный орган в составе 40 специалистов по связям с общественностью и СМИ (12 представителей Великобритании, восемь - США, остальные - от ФРГ, Франции и других стран блока). Задачами этой структуры были: анализ сообщений западных, югославских и международных СМИ о ситуации на Балканах; выработка рекомендаций для руководства альянса по определению общей стратегии в отношении освещения в этих средствах хода военных операций; подготовка информационных материалов для пресс-конференций, брифингов и пресс-релизов штаб-квартиры НАТО. По оценкам независимых экспертов (в частности, шведских), для деятельности пресс-службы блока были характерны такие черты, как односторонняя подача и «дозирование» информации, преднамеренное искажение фактов и шаблонное перекладывание вины за «ошибки» натовских военных на сербскую сторону или «неполные разведданные», жесткие ограничения доступа к информации для журналистов и постоянные попытки манипулирования СМИ в своих интересах.

На брифингах в брюссельской штаб-квартире НАТО война на Балканах в соответствии с практикой, отработанной еще во время войны с Ираком, представлялась в «чистой виртуальной форме»: в виде бесконечных видеозаписей поражения целей высокоточным оружием. Острые вопросы о потерях сил блока, жертвах среди мирного населения, бомбардировках иностранных посольств, «ошибках» натовских летчиков оставались, как правило, без комментариев, либо ответами на них были дежурные фразы о «неизбежности трагических случайностей в ходе военных действий». Зато трибуна пресс-службы альянса охотно предоставлялась представителям «Освободительной армии Косово», выступавшим с очередными разоблачениями «военных преступлений сербов». Практиковалась также организация специальных телемостов между пресс-центром НАТО в Брюсселе и лагерями косовских беженцев в Македонии и Албании, в ходе которых специально подготовленные и оплаченные «живые свидетели» рассказывали о страданиях албанцев и «бесчинствах» сербских сил безопасности в Косово.

В ходе косовского конфликта администрация президента США Клинтона и НАТО постоянно приводили в средствах массовой информации заранее согласованные данные о потерях с обеих сторон. Однако при дальнейшем расследовании стало очевидно, что эти данные значительно преувеличивались. Министерство обороны США заявляло уже не о 100 тыс. албанцев, убитых сербами в ходе этнических чисток, а о 10 тыс. В косовских горах скрывалось вовсе не 600 тыс. «бездомных, голодающих албанцев, которые боялись вернуться в свои селения» или вовсе зарытых сербами в братских могилах, а гораздо меньшее количество.

Компьютерная сеть Интернет также превратилась в «поле боя», где ИВ велась в двух формах - с одной стороны, противники пытались нарушить информационную инфраструктуру друг друга, в том числе путем взлома компьютерных сетей, а с другой - обе стороны активно использовали возможности сети в пропагандистских целях для доведения до широкой аудитории своих взглядов на происходящие события.

Свидетельством напряженности, а также косвенным подтверждением эффективноети сербской антинатовской пропаганды могут служить ракетно-бомбовые удары НАТО по радио- и телецентрам Югославии. Представители альянса объясняли бомбардировки телевизионных станций не стремлением лишить Югославию «права голоса» и своим страхом перед сербской пропагандой, а «случайными» попаданиями при нанесении ударов по воинским радиорелейным линиям связи. Видимо, для югославских СМИ могла остаться только одна возможность - производить вещание своих программ через Интернет. В свою очередь, собственное теле- и радиовещание на Югославию страны НАТО вели всеми доступными им средствами, в том числе с территории приграничных государств, со специальных самолетов «Коммандо Соло», через космические спутники всемирной компьютерной сети.

Страницы, посвященные событиям на Балканах, появились на многих официальных сайтах, в том числе и американских вооруженных сил. Помещенная на них информация, предназначенная как для национальных, так и зарубежных пользователей, призвана была пропагандировать официальную точку зрения и формировать благоприятное общественное мнение. Одновременно с этим предпринимались усилия по поддержке пользователями сети Интернет оппозиционных властей Югославии. В частности, американская компания «Апопугт-гег» организовала для косовских албанцев, сербов и всех тех, кто регулярно пишет о текущих событиях в Косово, бесплатное техническое (в том числе криптографическое) обеспечение анонимности личностей при использовании ими таких возможностей Интернета, как электронная почта, доступ к информации и участие в компьютерных (сетевых) дискуссиях. По мнению западных аналитиков, возможность передавать через эту сеть нужную информацию в условиях, когда все другие каналы были заблокированы, превратило ее в потенциально наиболее сильное оружие, способное влиять на ход войны в Косово.

Деятельность СМИ Югославии в ходе конфликта. Задолго до бомбардировок, в октябре 1998 года, в Югославии был введен новый закон о СМИ, предусматривавший уголовное наказание за оскорбление государственного строя. После этого в г. Белград были закрыты несколько негосударственных местных радиостанций.

Югославские телеканалы были подготовлены к пропаганде заранее. В первую ночь бомбардировок по телевидению показали фильм о битве на Косовом поле, а затем в течение нескольких дней круглосуточно демонстрировали фильмы о Второй мировой войне и героических титовских партизанах. Тогда же и родился один из главных штампов югославского телевидения - «преступная агрессия НАТО против независимой Югославии». Все сообщения о бомбардировках использовали этот оборот, так что в течение одного выпуска новостей фраза произносилась не меньше 20 раз, как ведущими, гак и корреспондентами. В сознании югославского народа слово «преступный» четко ассоциируется со Второй мировой войной и зверствами, которые совершали усташи (хорватские националисты, сражавшиеся па стороне фашистов) по отношению к сербским партизанам. На каналах национального телевидения шел процесс по «радикализации официального языка», начало которому положил С. Милошевич.

Следующим этапом информационной кампании в югославских СМИ стала дискредитация противника. На телевидении был показан клип, в котором Б. Клинтон. Т. Блэр и Ж. Ширак стоят в одном видеоряду с А. Гитлером. Фюрер похлопывает мальчика из «гитлерюгенд» по плечу, произнося вложенную ему в уста фра;у: «Молодец, Солана, так держать!» Одновременно стал меняться телевизионный киноассортимент. Сербам стали демонстрировать американские фильмы: о войне во Вьетнаме - «Апокалипсис сегодня» (трижды за неделю) и «Охотник на оленей», о коррумпированном американском обществе - «Крестный отец», «Сеть». «Хвост виляет собакой» (трижды за пять дней).

Одной из главных особенностей деятельности зарубежных СМИ в Югославии являлась строжайшая военная цензура. Все это политическое руководство страны объясняло требованиями военного времени. Журналисту, приехавшему в Югославию, для работы нужна была аккредитация военного пресс-центра. Любая сьемка требовала специального разрешения. Официально съемки были разрешены только в трех местах Белграда, причем в течение не более 4 ч в день. Невыполнение данных инструкций каралось строго, вплоть до высылки из страны. Кроме того, журналистам рекомендовалось не снимать общие планы улиц, чтобы не показывать какие-либо здания в привязке к местности. Все материалы просматривались и, если что-то не устраивало местные власти, го такие материалы не могли быть переданы в эфир.

Однако у американской телекомпании Си-эн-эн было явное преимущество перед своими коллегами. Ее репортеры знали точное время ночных налетов заранее. Камеры были включены и размещены на выгодных ракурсах непосредственно перед тем, как крылатые ракеты должны были поразить здание МВД Сербии. Именно Си-эн-эн первой сообщала со ссылкой на анонимные источники в Пентагоне, что ракет было восемь. Таким образом, благодаря ее журналистам американцы смогли убедиться, что деньги налогоплательщиков тратятся не зря и ракеты «Томагавк» стоимостью 1 млн долларов попадали в намеченные цели. В интервью Си-эн-эн президент США Клинтон заявил, что о новых ударах просили албанские беженцы, он также подчеркнул, что здания МВД Югославии и Сербии являлись теми центрами, где планировались все операции против косовских албанцев.

Многие югославские СМИ активно стали использовать возможности Интернета для трансляции своих материалов в условиях, когда большинство ретрансляторов были разрушены авиацией альянса. Так, криптографическим обеспечением в сети Интернет пользовалась и негосударственная радиостанция Белграда «В-92», которая в течение двух лет передавала информацию через сеть с использованием «тоннельного» шифрования (оно обеспечивает невидимость канала связи со стороны) из Белграда через Амстердам электронной почтой во все концы света, а также в Лондон на Би-би-си, откуда через спутник велась передача на 35 независимых радиостанций Югославии . С началом натовских бомбардировок передатчики этой радиостанции были закрыты югославским правительством, но «В-92» продолжала транслировать свои программы через Интернет вплоть до 2 апреля 2000 года, пока официальные власти не закрыли как саму радиостанцию, так и «Открытую сеть».

Противостояние сербов и косовских албанцев во всемирной компьютерной сети началось весной 1999 года, причем инициативу сразу захватили албанцы. Вероятнее всего, это не было случайностью: распространение информации по Интернету обходится недорого, и лучшего способа информировать зарубежную аудиторию о своей точке зрения на происходящее в мятежном сербском крае албанцы и придумать не могли.

Первым во всемирной сети появился сайт http://www.kosova.com, близкий к Демократическому союзу Косово - партии национального лидера Ибрагима Руговы. Его авторы - студенты так называемого параллельного албанского университета в При-штине, которые, впрочем, открыли и свою собственную домашнюю страницу - http:// www.alb-net.com. Чуть позже наладила выпуск электронной версии самая популярная косовская газета, выходившая на албанском языке «Коха диторе» (http:// www.kohaditore. com), собственные страницы или сайты имеют некоторые зарубежные организации косовских албанцев. OAK - главная албанская повстанческая сила - к услугам Интернета не обращалась, но информацию о ней в изобилии можно было отыскать по любому албанскому компьютерному адресу. В начале октября появился завершивший оформление структуры косовского Интернета сайт, первая страница которого была озаглавлена так: «Сайт Республики Косово, находящейся под временной виртуальной оккупацией Сербии» (http://www.kosova-state.org), а по своему содержанию ничем не отличается от сайтов органов государственной власти любой существующей в реальности страны - герб, гимн, флаг, данные о составе населения, история, адреса политических партий и т. д. Собственного провайдера в албанском Косово не было - энтузиасты Интернета арендовали сайты за границей, а потому отличительной особенностью всех этих страниц являлась их тесная взаимосвязь: достаточно открыть одну, чтобы более не затруднять себя поисками новых адресов, - в специальном разделе имеется исчерпывающий список координат коллег по пропаганде национальной идеи.

Сербская компьютерная пропаганда хотя и появилась раньше албанской, однако уступала ей в оперативности. Например, сайт Сербского движения сопротивления содержал в основном религигозно-патрио-тические проповеди и очерки, утверждающие «сербскую правду о Косово». Естественно, что ключевым словом для всех интернетовских поисковых систем служило слово «kosovo». Распространением правительственной информации и сообщений югославского агентства ТАНЮГ по компьютерной сети занималось министерство информации Сербии (http://www.serbia-info.com), но его продукция отличалась сухостью и официальностью и была малоинтересна. Поживее работали авторы сайта медиацентра (http://www.mediacentar.org) в г. Приштине созданного белградскими властями для оперативного информирования журналистов и общественности. Вообще Югославия была еще весьма далека от поголовной компьютеризации - в стране с населением почти в 10 млн человек Интернетом постоянно или эпизодически пользовались не более 100 тыс. Впрочем, посвященные военным событиям в Косово сайты сербские специалисты рассматривали прежде всего как средство внешнеполитической агитации и пропаганды, предназначенное в первую очередь для американских пользователей.

В ответ на ракетно-бомбовые удары НАТО сербские хакеры «контратаковали» сервер альянса, перегрузив его большим количеством обращений, чем он мог обработать, в результате чего доступ к нему был заблокирован в течение трех дней. Средства массовой информации оценили это событие как первую победу сербских хакеров в «электронной войне» против альянса. По сообщению официального представителя НАТО Дж. Шеа, в течение трех дней, начиная с 28 марта 1999 года, натовская страница во всемирной компьютерной сети была выведена из строя. Неизвестный адресат регулярно присылал на адрес Североатлантического союза около 2 000 телеграмм в день, которые переполнили его электронный «почтовый ящик». Компьютерные специалисты были вынуждены основательно потрудиться, чтобы восстановить для журналистов возможность пользоваться открытой информацией НАТО через Интернет.

После начала агрессии против Югославии компьютерным хакерам неоднократно удавалось проникать на американские сайты и оставлять свои пропагандистские сообщения, в том числе на страничке ВМС. Неизвестные взломщики сумели испортить даже личный сайт американского президента Б. Клинтона.

Сербские хакеры привели длинный список преступлений албанских террористов против полиции и мирных граждан, сообщили номера банковских счетов для помощи жертвам OAK. Они информировали общественность о захвате албанскими сепаратистами двух журналистов агентства ТАНЮГ, расстреле сербских заложников.

Ведение информационного противоборства и нейтрализация пропаганды НАТО в СМИ Югославии требует дальнейшего детального изучения. Давая оценку информационной кампании НАТО против Югославии, необходимо отметить, что освещение боевых действий впервые вышло за рамки традиционных СМИ и осуществлялось по большей части с помощью Интернета. Во всем мире осознали возможности сети как источника альтернативной информации, не подвергающейся цензуре со стороны противоборствующих сторон. Американские специалисты в области ИВ столкнулись с непростой проблемой, когда подаваемая ими информация ежедневно опровергалась югославскими СМИ, транслирующими на весь мир реальные результаты «гуманитарной операции» НАТО.

Однозначно определить «победителя» в информационной войне в ходе косовского конфликта невозможно. Специалисты НАТО добились определенных успехов благодаря согласованности действий, использованию современных технологий и СМИ в интересах оказания воздействия на общественное мнение как в Югославии, так и во всем мире. Между тем потенциал по ведению ИВ в самой Югославии оказался достаточным для нейтрализации большинства усилий западных пропагандистов.

Старший лейтенант А. Андреев,
С. Давыдович
«Зарубежное военное обозрение» №11 2002


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001