Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Взгляды американского военного руководства на формы боевого применения космических сил

Доктринальные основы боевого применения (современные и на ближне- и среднесрочную перспективу) космических сил, костяк которых составляет 14-я воздушная армия ВВС, изложены в специальном документе министерства ВВС AFDD 2-2 «Космические операции», выпущенном в августе 1998 года. В нем завоевание безусловного военного превосходства в космосе провозглашается первоочередной задачей любой военной кампании. Под этим понимается такая ситуация, в которой американские космические силы будут обладать полной свободой действий, в том числе и по нанесению ущерба противнику, а космические силы противника, наоборот, не будут иметь никакой возможности для причинения такового США или их союзникам. Понятие военного космического превосходства распространяется также на недопущение использования противником космической связи, сигналов точной навигации, разведывательных, метеорологических и других данных, получаемых с помощью собственных или иностранных (международных) космических средств.

Завоевание военного космического превосходства предполагается осуществлять путем выполнения комплексов специальных активных мероприятий - противокосмических операций (Counterspace Operations), которые могут быть оборонительными и наступательными.

Цель наступательных противокосмических операций определяется как уничтожение или нейтрализация космических систем (КС) или средств противника, а также прекращение доступа к обеспечиваемой ими или через них информации. Достижение этой цели планируется осуществлять различными способами, основными из которых являются внесение преднамеренных искажений в циркулирующие через космические системы противника информационные потоки, временное нарушение функционирования, снижение эффективности боевого применения или уничтожение компонентов принадлежащих ему космических систем, а также лишение его возможности доступа к этим системам.

Согласно оценкам руководства ВВС США, наиболее часто употребляемой формой наступательной противокосмической операции будет нанесение авиационных, ракетных и артиллерийских ударов по наземным элементам космической инфраструктуры противника. Однако предусматривается также возможность проведения противокосмических операций по схемам «земля - космос», «космос - космос» и «космос - земля». В связи с этим в документе «Космические операции» специально подчеркивается, что создание и развертывание вооружений, предназначенных для применения по указанным схемам, являются важнейшими факторами, обеспечивающими национальные интересы.

Искуственный спутник Земли системы DSP

К оборонительным противокосмическим операциям в рассматриваемом документе отнесены активные и пассивные мероприятия, направленные на защиту КС США от ударов противника или его попыток нарушить порядок их функционирования. В ходе активных противокосмических операций планируется проводить действия по обнаружению, сопровождению, идентификации и уничтожению или нейтрализации атакующих средств противника. Не исключается также возможность осуществления маневрирования космическими аппаратами с целью увода их от возможного воздействия, использования средств радиоэлектронной борьбы, а также развертывания наземной сети высокомобильных коммуникационных терминалов, параметры уязвимости которых намного выше, чем у стационарных.

Пассивные противокосмические операции будут проводиться для снижения уязвимости американских космических систем и средств. В ходе таких операций самостоятельно или в различных сочетаниях могут предприниматься такие меры, как шифрование, использование техники псевдослучайного перескока несущих частот, повышение прочности конструкций, маскировка, внесение избыточности, рассредоточение и другие.

При рассмотрении возможностей по обеспечению наступательных и оборонительных противокосмических операций отмечается, что высокие результаты могут быть получены только при наличии развитых и эффективных систем контроля воздушно-космического пространства, наблюдения за его параметрами (радиационный фон, характеристики магнитного поля, интенсивность потоков солнечного ветра и другие), а также предупреждения о ракетном нападении.

КА системы Milstar

С завоеванием военного превосходства в космосе космические силы США смогут практически беспрепятственно проводить не только противокосмические, но также и другие операции - по применению силы в космосе и из космоса, по обеспечению действий (в том числе и боевых) в космосе, по обеспечению боевых действий в других средах.

Нанесение ударов из космоса (операции по применению силы) рассматривается как реальная форма боевых действий космических сил, несмотря на то что в настоящее время США не располагают соответствующими системами вооружения. Утверждается при этом, что для создания таких систем будет сделано все возможное, причем (с учетом интенсивности и реальных результатов проводимых в этом направлении НИОКР) уже в обозримом будущем (2015 - 2020). Ударной космической системой, являющейся наиболее вероятным «кандидатом» на развертывание в указанные сроки, называется комплекс лазерного оружия космического базирования.

Предусмотренные доктринальными документами ВВС операции космических сил по обеспечению боевых действий в космосе и других средах подразделяются на следующие группы: разведывательные, навигационные, коммуникационные, предупреждения о ракетном нападении и наблюдение за параметрами воздушно-космического пространства.

Искуственный спутник Земли системы DMSP

Разведывательные космические операции: обнаружение наземных (подземных, подводных) объектов искусственного происхождения и оценка их военной значимости; обнаружение и определение координат ракетных пусковых установок и других важных военных объектов; обеспечение органов военного планирования данными о действиях маневренных сил противника, маршрутах их движения и проводимых мероприятиях; выявление фактов использования на разведываемых территориях маскировочных средств; обнаружение ядерных взрывов и определение их параметров; обнаружение разведывательных средств противника космического или иного базирования, оперативный анализ их действий и возможностей и доведение его результатов до заинтересованных органов военного и государственного руководства.

Навигационные операции: создание единой глобальной навигационной сети; передача опорных сигналов временной синхронизации; обеспечение возможности систем управления американского вооружения, военной и другой техники по автоматическому отслеживанию высокоточных значений текущих координат и параметров движения компонентов этих систем.

Коммуникационные операции: передача необработанных данных, получаемых с помощью различных систем разведки и наблюдения на центры обработки и анализа; обеспечение доведения результатов анализа разведывательных данных до военного руководства и других потребителей; предоставление войскам каналов связи, характеризующихся высокой защищенностью, надежностью и живучестью (действуют как в рамках ТВД, так и в глобальном масштабе); доведение до войск боевых и других задач, а также информации предупреждения и оповещения.

Предупреждение о ракетном нападении - обнаружение стартующих баллистических ракет, определение параметров их траектории и предполагаемых точек падения боеголовок и доведение соответствующих данных до военно-политического руководства страны.

ИСЗ NAVSTAR

Наблюдение за параметрами воздушно-космического пространства: сбор данных о параметрах солнечного ветра, других потоков заряженных частиц, магнитного поля и радиационного фона в околоземном космическом пространстве; непрерывное наблюдение за состоянием Мирового океана, ионосферы и атмосферы в целом, сбор метеорологической информации; осуществление мульти- и гиперспектральной съемки поверхности Земли; определение характеристик и границ районов радиационного или химического заражения; обеспечение войск данными о состоянии грунта, ледяного или снежного покровов на маршрутах их выдвижения к местам дислокации или выполнения поставленных задач.

Особое значение руководство ВВС США придает космическим силам как средству достижения и поддержания информационного превосходства на всех этапах развития возможного конфликта. Данная задача согласно требованиям документа КНШ «Единая перспектива-2020» будет решаться комплексно, с участием всех компонентов вооруженных сил. Космическим же силам вследствие определяемой самой их природой глобальностью масштабов их применения и соответственно возможностью воздействия на элементы информационной инфраструктуры противника здесь отводится и в перспективе будет отводиться ключевая роль.

Взгляды военно-политического руководства США на проблемы использования космоса в военных целях реализуются через органы, созданные в составе государственной администрации, министерства обороны и разведсообщества.

В высших звеньях структуры администрации США, сформированной в годы правления президента Б. Клинтона, не предусматривалось наличие лица (и соответственно подчиненного ему органа), несущего единоличную ответственность за формирование и претворение в жизнь государственной космической и военно-космической политики. Формально вся полнота такой ответственности была возложена персонально на президента. Однако подготовка предложений по вопросам перспективного планирования и важнейшим текущим проблемам согласно требованиям директивы президента от 1996 года «Национальная космическая политика США» должна была осуществляться советом национальной безопасности совместно с национальным советом по науке и технике.

Наземные станции СПРЯУ

В министерстве обороны ключевой фигурой с точки зрения уровня ответственности за ход разработки, развития и исполнения военной космической программы является помощник министра обороны (ПМО) по управлению, связи, информационному обеспечению и разведке. В его обязанности входит: разработка и развитие принципов космической политики министерства обороны и архитектуры космических сил США, координация всей проводимой в рамках военного ведомства космической деятельности, надзор за ходом исполнения планов НИОКР по космической тематике и программ разработки и приобретения вооружения и военной техники, взаимодействие от имени министра обороны с другими ведомствами и организациями (в том числе и иностранными), а также с представителями конгресса.

В состав центрального аппарата министерства обороны входят еще два органа, имеющих отношение к формированию и реализации космической политики США (оперативный контроль за их деятельностью осуществляет ПМО). Такими органами являются аппарат главного разработчика космической архитектуры (ГРКА) и совет по использованию космоса в интересах объединенных группировок (СИКИОГ).

Основными задачами ГРКА являются разработка архитектуры космических сил США (на основе выработанных в аппарате ПМО принципиальных подходов) с учетом интересов всех видов вооруженных сил, других организаций министерства обороны, а также разведсообщества и последующий надзор за тем, чтобы построение и модернизация космических систем осуществлялись в полном соответствии с принятыми архитектурными решениями. Деятельность ГРКА обеспечивает ликвидацию необоснованного дублирования, которое могло бы иметь место при развертывании космических систем, выполняющих сходные задачи, но имеющих различную видовую или ведомственную принадлежность, за счет комплексирования их орбитальных, наземных компонентов или выводимой носителями в космос полезной нагрузки.

В функции СИКИОГ входит: контроль за ходом исполнения всех военных и разведывательных космических программ; выявление возможностей по совместному использованию ресурсов и выработка соответствующих предложений; предварительное рассмотрение и выработка рекомендаций для министра обороны и руководства разведсообщества по целесообразности или нецелесообразности принятия к реализации всех новых разведывательных и военных космических программ; выработка бюджетных предложений по военным и разведывательным космическим программам.

В войсковом звене основной орган управления космическими силами - ОКК (авиабаза Петерсон, штат Колорадо). Главнокомандующий ОКК является одновременно командующим объединенным американо-канадским командованием воздушно-космической обороны Североамериканского континента NORAD и командующим космическим командованием ВВС. Под его руководством разрабатываются планы использования космических систем и осуществляется контроль за исполнением этих планов.

Задачами ОКК как оперативно-стратегического объединения являются: организация стратегической обороны США от воздушно-космических ударов противника; участие в формировании военно-космической политики, концепций, а также других руководящих и регламентирующих деятельность космических командований документов; планирование воздушно-космических операций; оперативное руководство силами и средствами космических командований видов вооруженных сил при проведении таких операций; разведывательно-информационное обеспечение ВС США на ТВД данными космических систем.

Все оперативно подчиненные главнокомандующему ОКК силы (объединенные космические силы ВС США - ОКС) находятся в административном подчинении соответствующих командований видов вооруженных сил - командования ПРО и космоса сухопутных войск, космических командований ВВС и ВМС. При этом основой ОКС является 14-я воздушная армия ВВС США (административно подчинена космическому командованию ВВС), в состав которой входят системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе, контроля космического пространства и связи (21-е космическое крыло), командно-измерительный комплекс, системы космической разведки, навигации и контроля окружающей среды (50-е), Восточный (45-е) и Западный (30-е) ракетные полигоны. Военно-морские силы США представлены в ОКС флотскими системами навигации, связи, разведки и контроля космического пространства, для управления спутниковыми группировками которых также имеется собственный командно-измерительный комплекс. Компонент сухопутных войск в составе ОКС является еще более «скромным» - им принадлежат только наземные центры системы космической связи DSCS, предназначенные для обеспечения боевых действий объединенных группировок ВС США (1-й батальон управления спутниковой группировкой), и подразделения космического обеспечения боевых действий при штабах армейских корпусов (1-й космический батальон).

Вопросы разработки предложений по выбору путей развития, финансирования, планирования и организации космической разведки возложены на административный аппарат Центральной разведки США. В его работе участвуют представители министра обороны, через которых он может осуществлять контроль за правильностью и эффективностью использования средств, финансируемых через бюджет МО общенациональными разведорганами - национальным управлением воздушно-космической разведки (НУВКР), национальным управлением видовой разведки и картографии и управлением национальной безопасности.

Интересы же разведсообщества, связанные непосредственно с получением данных всех видов космической разведки, обеспечиваются национальным управлением воздушно-космической разведки. Оно, являясь структурным подразделением министерства ВВС, по ряду вопросов (бюджет, реализация отдельных элементов национальной программы воздушно-космической разведки) имеет двойное подчинение—также и директору центральной разведки. В связи с этим в состав каждого из оперативных управлений НУВКР включаются представители заинтересованных разведывательных ведомств (ЦРУ, УНБ, РУМО), через которые осуществляется соответствующее взаимодействие. Аналогично в состав дежурных смен элементов командно-измерительного комплекса ОКС вводятся соответствующие специалисты, обладающие монопольным правом доступа к поступающим разведданным от принадлежащих их ведомствам космических систем (средств). Таким образом достигается, во-первых, оперативность получения разведданных заинтересованным ведомством, во-вторых - необходимый для обеспечения защиты информации от несанкционированного доступа уровень разграничения полномочий.

По функциональному предназначению и составу существующие военные космические системы можно подразделить на ряд групп (см. таблицу).

Как отмечают военные специалисты, структура и состав современных космических сил США свидетельствуют, что, несмотря на существенную трансформацию, которой подверглась американская военно-космическая политика в течение последнего десятилетия, качественные и организационные изменения в составе космических сил, произошедшие в течение того же промежутка времени, оказались намного менее заметными. Сравнительный анализ заявленных целей, например обеспечение полного военного господства в космосе до 2013 года («Стратегический план развития космических сил ВВС» в данной статье детально не рассматривался), и достигнутых реальных результатов показывает, что по ряду направлений продвижение к указанным целям оказалось весьма незначительным. В связи с этим в последние годы американская администрация неоднократно подвергалась резкой критике, результатом которой стало создание по совместной инициативе комитетов по делам вооруженных сил обеих палат конгресса США специальной комиссии, которая провела комплексное исследование данного вопроса. Результаты работы комиссии, ее выводы и предложения отражены в докладе, опубликованном в январе 2001 года.

Функциональное предназначение и состав военных космических систем США

Системы Количество и тип ИСЗ (диспозиция)
Разведывательные системы
Видовой оптоэлектронной разведки Видовой радиолокационной разведки Радио- и радиотехнической разведки ДваКЬ-11 Три Lacrosse Четыре «Феррет», 20 «Ссу», «Шале», «Вортекс», четыре «Джеробоум», два «Аквакейд», шесть «Лжампсит»
Системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе
Космическая система обнаружения пусков баллистических ракет «Имеюс» Наземная система «Бимьюс» Восемь IMEWS (из них пять находятся в оперативном использовании) Три РЛП: Клир (штат Аляска), Туле, о. Гренландия, Файлингделз-Мур (Великобритания) и «Парке» (Гранд-Форкс, Северная Дакота), два РПП «Пейв Пос» (Отис, штат Массачусетс, Билл, штат Калифорния)
Системы обнаружения ядерных взрывов
В качестве космического компонента используются установленные на борту спутников различного назначения (например, NAVSTAR) специальные комплексы датчиков и аппаратуры передачи данных
Космическая радионавигационная система NAVSTAR
В состав космического компонента входят 29 спутников (из них 24 — в оперативном использовании)
Система контроля окружающей среды
В состав космической группировки входят шесть ИСЗ типа Block-SD, шесть — NOAA, четыре - GOES
Топогеодезическая система министерства обороны
Развернута на базе ИСЗ GОЕS-3,«Лагеос-1»
Океанографическая система
Развернута на базе ИСЗ «Орбвью-2» («Систар»). Также задействуются метеорологические ИСЗ
Система разведки природных ресурсов Земли
Развернута на базе ИСЗ Три Landsat-7
Космические системы связи
Система стратегической связи министерства обороны DSCS Объединенная система стратегической и тактической связи Milstar Система связи ВВС (AFSatCom) Система связи ВМС, ВВС и СВ Система передачи данных Система слежения и ретрансляции данных ТДРСС Коммерческие космические системы связи Девять DSCS-3 Milstar -1, Milstar -2 ИСЗ связи и передачи данных типа SDS, а также связи — Fltsat Четыре Rtsatcom, девять UFO CeMbSDS Семь TDRS Геостационарные ИСЗ типов Satcom, «Тельстар», «Сбс», «Спейснет», «Джистар», «Гэлекси», «Вестар», «Паиамсат», «Комстар», «Аврора», «Дбс», «Глобалстар», «Иридиум» и других (часть каналов в ретрансляторах арендуется министерством обороны США у различных американских фирм)
Система контороля космического пространства "Спадатс"
Система контроля космического пространства ВВС «Спейстрек» Система контроля космическою пространства ВМС «Спасур» радиолокационная станция контроля космического пространства СВ «Алтаир» Вспомогательные средства
Наземные средства обнаружения, сопровождения, управления и контроля функционирования космических аппаратов
Контрольно-измерительные комплексы в составе ВВС (обеспечивают управление 80 проц. ИСЗ), ВМС, СВ, Национального I управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA) и Национального управления по океанографии и метеорологии (NOAA)

В данном документе подтверждается правильность продекларированной ранее посылки о необходимости повышения роли космических систем в обеспечении национальной безопасности и констатируется, что имеется ряд факторов, оказывающих негативное влияние на результаты и перспективы космической деятельности американцев, осуществляемой как в военных, так и в гражданских целях.

К их числу отнесены: недостаточное внимание, уделявшееся проблеме бывшим военно-политическим руководством страны (администрация Клинтона), которая должна иметь практически наивысший приоритет в вопросах обеспечения национальной безопасности; неготовность разведсообщества и министерства обороны к использованию космоса для эффективного противодействия имеющимся и перспективным угрозам; низкий уровень организации взаимодействия между министром обороны и директором Центральной разведки; недостаточное внимание со стороны государства к вопросам развития задействованных в космической области научных, технологических и других ресурсов, подготовке квалифицированных кадров.

В качестве отрицательного фактора называется также давление мирового сообщества, направленное на обеспечение использования космоса исключительно в мирных целях и на недопущение развертывания и применения каких-либо вооружений в космическом пространстве. Отмечается, что правильное использование возможностей, которые предоставляются государству с выходом в космос, позволит военно-политическому руководству проводить внешнеполитический курс как мирными средствами, в том числе и с позиции силы, так и военными. Прежде всего это связывается с тем, что применение космических средств открывает совершенно новые возможности в вопросах эффективного использования потенциала вооруженных сил для сдерживания и устрашения, а при необходимости и разгрома противника. При этом принимается как факт возможность и необходимость проведения США в будущем операций в космосе, через космос и из космоса в целях отстаивания национальных интересов.

Особое внимание в докладе уделяется космической разведке. Указывается, что она является важнейшим средством для формирования внешней и военной политики государства, позволяет военно-политическому руководству страны оптимальным образом выстраивать свою линию поведения в отношении кризисных и конфликтных ситуаций, успешно проводить военные операции и своевременно совершенствовать возможности вооруженных сил.

Комиссия, с пониманием воспринимая усилия ряда государств воспрепятствовать идее размещения в космическом пространстве оружия в наступательных и оборонительных целях, вместе с тем считает, что это требование не должно касаться США, которые, являясь гарантом мирового порядка, просто обязаны использовать космос для обеспечения возможностей по реализации взятых ими на себя «гарантий».

Основываясь на утверждении, что безопасность и благополучие Соединенных Штатов, в большей степени, чем какой-либо другой страны, находятся в зависимости от наличия и доступности космических систем различного назначения, комиссия рекомендует провести тщательный анализ факторов, которые могут сейчас или в перспективе угрожать такому положению. При этом под угрозой понимаются способность осуществлять действия, направленные на снижение эффективности, нанесение вреда или вывод из строя космических аппаратов и обеспечивающих их функционирование наземных комплексов. По оценке комиссии, на сегодня для США угрозы такого характера практически отсутствуют. Однако высказывается предположение, что они могут возникнуть в недалеком будущем, в связи с чем требуется проработка возможных профилактических и ответных мер уже сейчас. При этом комплекс таких мер должен быть всесторонним, охватывающим все вопросы, связанные с созданием и функционированием космических группировок (включая и группировки, оснащенные системами оружия космического базирования различного назначения).

Отработку принципов боевого применения перспективных космических систем военного назначения предполагается вести на основании специальных программ и планов боевой подготовки космических сил, в которые обязательно должны будут включаться проводимые на регулярной основе практические мероприятия - командно-штабные игры, учения и тренировки.

Большое значение комиссия придает вопросу о сохранении лидирующего положения США в области передовых космических технологий. В частности, предлагается значительно увеличить государственные инвестиции в эту сферу, а также в подготовку необходимого количества квалифицированных кадров военных и гражданских космических профессий.

Для повышения роли космоса в обеспечении национальной безопасности и устранения негативных тенденций и факторов, влияющих в целом на обороноспособность страны, комиссия сформулировала рекомендации, основными из которых являются: придать космической деятельности по обеспечению национальной безопасности США статус высшего приоритета, осуществлять руководство и контроль за этой деятельностью на уровне президента страны; продолжать наращивание возможностей космической разведки, разрабатывать новые методы и средства ее ведения; увеличить финансирование космических программ для совершенствования научно-исследовательской базы и системы подготовки специалистов; тесно координировать деятельность в космической области министерства обороны и разведывательного сообщества США; прилагать усилия для формирования такого законодательства в космической сфере (в первую очередь международного), которое гарантировало бы обеспечение национальных интересов и безопасности США, повышало конкурентоспособность американских гражданского и коммерческого космических секторов.

В качестве первоочередных мер предлагается осуществить следующее: сформировать специальную группу советников по космическим проблемам при президенте США и межведомственную группу по космосу в рамках совета национальной безопасности; организовать постоянное совещание министра обороны и директора Центральной разведки для обсуждения на регулярной основе целей и задач этих ведомств применительно к космосу; создать специальную совместную организацию по разработке новых методов ведения космической разведки; ускорить разработку самых передовых космических технологий и систем, предназначенных для военного использования; ввести должность заместителя министра обороны по космосу, разведке и информации; ввести самостоятельную должность командующего космическим командованием ВВС США, сняв эту функцию с главнокомандующего НОРАД/ОКК ВС США; назначить заместителя министра ВВС одновременно начальником национального управления воздушно-космической разведки, возложив на него ответственность за приобретение космической техники.

Кроме того, комиссия высказала предположение, что вследствие стратегической важности задач, которые будут решаться космическими средствами военного назначения, в перспективе, вероятнее всего, потребуется создание нового вида вооруженных сил - космических сил (в ближайшем будущем - соответствующего рода войск в составе ВВС).

Особую значимость результатам деятельности комиссии придает тот факт, что ее работой руководил Д. Рамсфелд, являющийся ныне министром обороны США. В связи с этим, а также с учетом практически безусловной поддержки американским конгрессом любых инициатив, связанных с построением системы НПРО (в том числе и ее ударного космического компонента), созданием противоспутникового оружия, перспективных систем космической разведки и других средств, можно с большой степенью уверенности предположить, что результатом деятельности комиссии Рамсфелда, вероятнее всего, станет значительная активизация деятельности США, направленной на дальнейшую милитаризацию космоса, в том числе и в такой ее опасной форме, как вывод в космос вооружений, способных наносить удары по космическим, наземным (надводным) и воздушным целям.

В течение последних 10-12 лет американская военно-космическая политика претерпела ряд существенных изменений, основным содержанием которых стало значительное расширение спектра задач, решаемых или предполагаемых к решению военно-космическими силами. Главными побудительными импульсами этих изменений стали распад СССР и завершение эпохи «холодной войны», в течение которой основные усилия США, предпринимаемые в рамках военной космической программы, были сосредоточены на вопросах обеспечения действий военно-политического руководства и стратегических наступательных сил.

В ходе войны в зоне Персидского залива и последующих военных конфликтов, в которых участвовали ВС США, была продемонстрирована несомненная полезность космических систем и средств при обеспечении войсковых операций практически любого масштаба.

В связи с этим был произведен пересмотр ряда принципиальных подходов, определяющих современный облик и перспективы развития американских военно-космических сил. Обладание безусловным военным превосходством в космосе было объявлено важнейшей целью военно-космической политики. Кроме того, в изданных в последние годы руководством американских вооруженных сил документах доктринального характера четко просматривается направленность на дальнейшую милитаризацию космического пространства. Так, например, ни одна из сформулированных в концептуальном документе КНШ «Единая перспектива-2020» оперативных концепций не сможет быть реализована без проведения достаточно радикальных преобразований в структуре и составе космических сил.

Несмотря на заметную активизацию космической и военно-космической деятельности, предыдущая американская администрация тем не менее неоднократно подвергалась резкой критике за якобы серьезную недооценку роли космоса в обеспечении национальной безопасности США, результатом которой стало существенное расхождение между расчетными и реальными темпами трансформации космических сил. В планах новой администрации (их основное содержание изложено в докладе комиссии Рамс-фелда) предусматривается максимально скорая ликвидация этого отставания и вывод космических сил на совершенно новый уровень - стратегического компонента ВС США, способного не только обеспечивать, но также и вести боевые действия (самостоятельно или во взаимодействии с другими компонентами вооруженных сил).

Экономическую основу предстоящих трансформационных и модернизационных процессов, вероятнее всего, составляет процесс так называемой «глобализации» мировой экономики, результатом которого становится все более заметное «вымывание» предприятий высокотехнологичных отраслей промышленности из традиционных для них регионов (стран) в регионы (страны) с минимальной стоимостью рабочей силы и другими производственными издержками (отопление, освещение и т. п.). В такой ситуации для США единственно возможным вариантом сохранения современного уровня потребления и, как следствие, общественной стабильности является развертывание на своей территории как можно большего количества производств, которые по различным причинам (обеспечение национальной безопасности, секретность, соблюдение режима нераспространения и т. п.) не могут быть развернуты где-либо еще. Очевидно, что технологии, связанные с созданием системы НПРО, ракетно-ядерных, а также космических вооружений, являются с этой точки зрения наиболее перспективными и привлекательными. А если учесть, что только в течение ближайших 10 лет на реализацию модернизационных космических программ будет затрачено не менее 60 млрд долларов (оценка комиссии Рамсфелда), то, по мнению западных экспертов, в таком случае неизбежна радикальная милитаризация космоса, инициатором которой выступают США.

Полковник В. Дорофеев
«Зарубежное военное обозрение» №8 2001


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001