Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

США: Использование космоса в военных целях

В последнее время вопросы милитаризации космоса приобретают особую актуальность в деятельности военных ведомств западных государств, прежде всего США. В частности, в своем выступлении в мае 2001 года министр обороны Д. Рамсфелд заявил, что началась реализация долгосрочных планов национальной военно-космической политики. В связи с этим наш журнал начинает публиковать серию статей, посвященных данной проблеме.

Формирование взглядов военно-политического руководства США относительно возможности использования космоса в военных целях началось во второй половине 40-х годов. В 1946 году по заказу Белого дома корпорация «Рэнд» осуществила несколько научных проектов, по результатам которых был сделан вывод о несомненной перспективности космических систем (КС) для решения разведывательных и коммуникационных задач. Однако в ранг стратегически важного направления государственной политики программа освоения космоса была возведена в конце 50-х годов при администрации президента Д. Эйзенхауэра.

В тот период доминирующим фактором, повлиявшим на отношение Соединенных Штатов к освоению космоса, являлось советско-американское противостояние, оформившееся на фоне советского превосходства в развитии космонавтики. В связи с этим одним из первых официальных документов, изданных американским высшим руководством, стала одобренная советом национальной безопасности (СНБ) США «Спутниковая научная программа» (май 1955 года), формально определившая подходы страны к участию в мероприятиях, проведение которых было приурочено к Международному геофизическому году, и фактически реально заложившая основу для скрытого размещения разведывательной аппаратуры на геодезическом спутнике «Эксплорер-1».

В том же документе, очевидно, с целью оправдания пролетов разведывательных спутников над «закрытыми» советскими территориями был сформулирован принцип свободы использования космического пространства, дословно гласивший, что «...юрисдикция государств на воздушное пространство над их территорией носит ограниченный характер и соответственно использование спутниками космического пространства не должно рассматриваться, как нарушение международных норм».

Дальнейшее развитие принципиальных подходов к освоению космоса американцами нашло отражение в специальной директиве, разработанной СНБ страны и одобренной президентом США «Национальная космическая политика» (январь 1960 года). Несмотря на то что этим документом предписывалось развернуть научные исследования по широкому кругу проблем, в результате проведения которых Соединенные Штаты должны были стать мировым лидером в данной области, основное его содержание сводилось к созданию базы для обеспечения действий стратегических наступательных сил в случае возникновения необходимости нанесения массированного ядерного удара по территории СССР.

Впоследствии практически каждая американская администрация издавала подобную директиву, однако, вплоть до окончания эпохи «холодной войны» и распада СССР сущность космической политики США и особенно ее военной составляющей принципиальных изменений не претерпела. Так как в ходе реализации указанных подходов к освоению космоса ряд направлений возможного применения космических систем в интересах вооруженных сил США в целом оставался неохваченным, это оказало негативное воздействие на развитие национального военно-космического комплекса.

Основы американской государственной космической и военно-космической политики. В конце 80-х годов, с завершением эпохи «холодной войны», в космической политике США наметились существенные сдвиги, коснувшиеся даже такого ее фундаментального принципа, как поддержание безусловного американского лидерства во всех сферах космической деятельности. В космической доктрине, разработанной при администрации Дж. Буша (ноябрь 1989 года), констатировалось, что Соединенные Штаты не могут и не должны стремиться быть первыми во всем, что касается освоения космоса. Первенство же необходимо завоевать или сохранить только по ограниченному ряду направлений, напрямую связанных с наиболее важными военными программами. С изменением трактовки данного принципа и пересмотром космической политики в целом связано, кроме того, общее снижение степени секретности работ по космической тематике и повышение доступности соответствующей информации как для американских граждан, так и для иностранцев. Такой подход позволил американцам расширить сферу своего участия в международных космических проектах и благодаря этому наряду с положительными для себя внешнеполитическими результатами получить определенный экономический выигрыш за счет высвобождения ресурсов, направлявшихся ранее на достижение второстепенных целей.

Основной же особенностью военного аспекта американской космической политики 90-х годов стала ее многовекторность, направленность на обеспечение не только потребностей военно-политического руководства страны, но также пользователей из состава других звеньев управления государством и вооруженными силами (вплоть до тактического). Особую роль в расширении диапазона задач сыграла война в зоне Персидского залива, которую с подачи тогдашнего начальника главного штаба ВВС США генерала М. Макпика называют «первой космической войной» вследствие широчайшего использования возможностей космических средств для обеспечения боевых действий антииракской коалиции.

Результатом обобщения опыта «первой космической войны», а также упоминавшегося пересмотра устоявшихся в период 50 - 80-х годов подходов к проблемам освоения космоса, стала новая «Космическая политика США», введенная в действие директивой президента PDD-NSC-49/NSTC-8 в сентябре 1996-го. Данной директивой определены основные цели этой политики: расширение знаний о Земле, солнечной системе и Вселенной путем проведения исследований с использованием пилотируемых и автоматических космических аппаратов (КА); поддержание и укрепление национальной безопасности Соединенных Штатов; повышение конкурентоспособности национальной экономики, расширение научных и технических возможностей; поощрение инвестиций, осуществляемых руководством отдельных штатов, муниципальных и частных структур и направленных на использование ими космических средств и технологий; расширение международного сотрудничества для продвижения интересов США в сфере внутренней и внешней политики и обеспечения национальной безопасности.

Примечательна в данном случае попытка американской администрации подчеркнуть мирную направленность своей космической политики - впервые в такой директиве целевая установка на использование космоса для укрепления и обеспечения национальной безопасности вынесена на второе место - после достаточно неконкретно сформулированного тезиса о необходимости расширения общенаучных исследований. Реально же политика Б. Клинтона в этой области по сравнению с не отличавшейся особой «миролюбивостью» политикой его предшественника Дж. Буша, даже в своей декларативной части, не говоря уж о реальных делах, в общенаучном смысле является гораздо более бедной. Еще одна особенность космической политики этого периода в части, касающейся национальной безопасности США, заключается в четком разделении ответственности и функций центральной разведки и министерства обороны (МО). Ранее эти вопросы формулировались единым блоком.

В разделе, определяющем функции МО, американскому военному руководству предписывается, действуя в космосе, из космоса и в отношении космоса, реализовывать при необходимости неотъемлемое право США на самооборону и выполнение международных обязательств, связанных с защитой интересов их союзников. При этом должно обеспечиваться решение следующих задач: предупреждение о подготовке и начале противником агрессивных действий; недопущение возникновения ситуации, в которой тому удалось бы воспрепятствовать американской стороне в использовании их собственных космических систем и средств или даже хотя бы заметно снизить их эффективность; противодействие, если это будет необходимо, применению противником КС во враждебных США целях; повышение за счет активного применения космических систем оперативных и боевых возможностей американских и союзнических войск вне зависимости от их видовой принадлежности, административной или оперативной подчиненности. Для успешного решения указанных задач ВС США в соответствии с требованиями президентской директивы должны быть подготовлены к ведению действий и операций, функционально охватывающих следующие области: обеспечение деятельности в космосе; боевое и техническое обеспечение боевых действий войск, действующих в других средах (на суше, на море, в воздухе), из космоса; ведение непрерывного контроля и управление ситуацией с помощью КС; применение силы в космосе и из космоса.

Деятельность внутри каждой из упомянутых функциональных областей, в свою очередь, осуществляется по нескольким направлениям: это, в частности, операции по развертыванию и поддержанию в боеготовом состоянии военных и разведывательных систем в космосе, что подразумевает вывод на орбиту КА, поддержание их в рабочем состоянии во время орбитального полета, свод с орбиты, восстановление при необходимости космической группировки и ряд других. Политическое руководство обязывает Пентагон организовывать интегрированную систему управления спутниковыми системами, в рамках которой должна осуществляться координация действий с другими министерствами и ведомствами. Кроме того, в соответствии с национальной космической транспортной политикой (документ по этому вопросу принят в августе 1994 года) министерство обороны несет ответственность за развитие космических транспортных систем и соответствующей инфраструктуры.

Космическое обеспечение боевых действий войск, действующих в других средах (на суше, на море, в воздухе), предусматривает ведение разведки, выделение угрожающих признаков, предупреждение, оценку результатов нанесения ударов, управление, связь, навигацию, метрологическое и метеорологическое обеспечение, мониторинг окружающей среды.

Спутник с комплексом лазерного оружия
Рис.1. Космический аппарат с комплексом лазерного оружия (эскиз)

Непрерывный контроль и управление ситуацией в космическом пространстве, в соответствии с директивой, предполагает контроль космического пространства, пассивную защиту космических систем и инфраструктуры, недопущение использования противником в своих интересах американских космических систем.

Применение силы в космосе и из космоса предусматривает проведение боевых операций в космосе и из космоса с привлечением ударных средств различного (в том числе и космического, рис. 1) базирования для оказания значительного влияния на ход и исход конфликта. В настоящее время считается, что наиболее вероятными вариантами таких ударных средств могут стать противоспутниковое оружие (о необходимости его создания указывается в директиве), а также различные компоненты систем НПРО и ПРО на ТВД (рис. 2).

Согласно директиве «Космическая политика США» функции разведсообщества по обеспечению национальной безопасности путем использования космоса заключаются в следующем: предоставление военно-политическому руководству своевременной и точной информации, необходимой для формирования и реализации международной, военной и экономической политики, осуществление контроля за соблюдением другими странами договорных обязательств, глобальный мониторинг кризисных ситуаций, организация и проведение НИОКР соответствующей проблематики, формирование и реализация единых подходов к обеспечению требуемого уровня закрытости разведывательной информации и данных, получаемых с помощью космических разведывательных систем.

Директору Центральной разведки США предписывается организовать тесное взаимодействие с министром обороны в вопросах разведывательного обеспечения военных операций. Данное требование было включено в текст президентской директивы в целях исключения возможного взаимного недопонимания и связанных с ним конфликтных ситуаций, которые могли бы возникать между руководством МО и разведсообщества.

Издание «Космической политики США» оказало существенное влияние на эволюцию взглядов военного руководства страны, что нашло свое отражение в ряде руководящих документов, в том числе и доктринального характера. Одним из важнейших среди них стала концептуальная разработка КНШ ВС США «Единая перспектива-2010» и ее расширенный и дополненный вариант - «Единая перспектива-2020», где сформулирован основополагающий на обозримую перспективу принцип построения американских вооруженных сил - «всеохватывающее господство». В соответствии с этим принципом они должны быть готовы к проведению военных операций, в том числе крупномасштабных, с самыми решительными целями и во всех областях оперативной деятельности: в космосе, на море, на суше, в воздухе, а также в информационном пространстве. Тем самым американское военное руководство констатирует свое намерение добиться не абстрактного «лидерства в сфере космической деятельности», а вполне конкретного военного господства в космосе.

Очевидно, что реализация этого требования невозможна без дальнейшей и очень значительной милитаризации космического пространства, поскольку количество государств и Негосударственных образований (далеко не все они имеют дружественные отношения с США), имеющих доступ к его использованию, неуклонно расширяется.

Американский противоракетный комплекс дальнего перехвата THAAD
Рис. 2. Американский противоракетный комплекс дальнего перехвата THAAD, разрабатываемый в рамках программы создания ПРО на ТВД

Анализ представленных в «Единой перспективе-2020» оперативных концепций применения ВС показывает, что их разработка велась с учетом обязательного, весьма активного и широкого применения КС и средств. Так, концепция «Высокоточное сражение» предусматривает обязательное наличие следующих космических систем: видовой оптической и радиолокационной, а также радио- и радиотехнической разведки, высокоточной навигации, управления, связи и предупреждения, навигационной и радиоэлектронной борьбы, проведения информационных операций (все они должны иметь возможность выполнять свои задачи в отношении любого района земного шара, то есть быть глобальными).

Организация действительно «всеобъемлющей зашиты» (еще одна оперативная концепция документа «Единая перспектива-2020») невозможна, если помимо указанных систем в космосе не будут развернуты противоспутниковые средства, а также космические компоненты систем противоракетной обороны. Кроме того, очевидно, что без соответствующей поддержки из космоса концепции «господствующий маневр» и «целенаправленное тыловое обеспечение» столь же нереализуемы, как и требование достижения информационного превосходства.

Аналогичные оценки по перспективам использования космоса в военных целях даются также в таких руководящих документах, как «Всесторонний обзор состояния и перспектив развития ВС США» (1997), «Национальная военная стратегия США» (1997), ежегодные доклады министра обороны президенту и конгрессу.

Таким образом к концу 90-х годов «постсоветские» взгляды американского военного руководства в отношении космоса были в основном сформированы. В наиболее общем виде они выражены в директиве министра обороны № 3100.10 «Космическая политика МО США», подписанной в июле 1999 года (предыдущая директива такого рода датируется 1987-м). В преамбуле к данному документу перечислены основные факторы, определившие необходимость его издания: перемены в системе обеспечения международной безопасности; новые аспекты стратегии национальной безопасности и военной стратегии; изменения в формировании бюджета национальной обороны, а также изменения в структуре ВС; опыт использования космических сил в боевых условиях; использование космических средств в глобальном масштабе; бурное развитие военных и информационных технологий; активизация коммерческой деятельности в космосе; более тесная кооперация между гражданскими и военными секторами; расширение международного сотрудничества.

Вследствие такого мотивационного многообразия руководство министерства обороны было вынуждено коренным образом пересмотреть свои взгляды сразу по многим важным направлениям, в связи с чем директива в целом приобрела принципиально новый смысл. Например, произведена переоценка самой значимости космоса для США. Возможность доступа в космическое пространство и использования его без ограничений, исключая добровольно взятые на себя международные обязательства, объявлена жизненно важным национальным интересом, который американцы готовы защищать всеми имеющимися в их распоряжении силами и средствам и самым решительным образом. В отношении же космоса как среды, в которой могут проводиться различные по масштабу, задачам и применяемым средствам военные операции, обозначено его «равноправие» с сушей, морем и воздухом. Соответственно по аналогии с терминами «воздушная мощь» и «морская мощь» директивой введен новый — «космическая мощь», который означает совокупные возможности государства по достижению своих целей путем осуществления деятельности и оказанию влияния на деятельность других государств и негосударственных образований в космосе, через космос и из космоса. При этом космическая мощь объявляется стратегически важным инструментом, позволяющим реализовать на практике положения документов «Национальная военная стратегия» и «Единая перспектива-2010 (-2020)».

В соответствии с положениями директивы господство в космосе играет если и не определяющую, то однозначно существенную роль в достижении информационного превосходства, реализации принципа стратегического сдерживания, повышении эффективности вооруженных сил государства в целом, расширении выгодного для США международного сотрудничества в военной и других сферах.

Ниже приводится краткое описание содержащихся в директиве оценок степени важности американской космической мощи в указанных областях военной деятельности.

Информационное превосходство. Космические силы значительно расширяют возможности ВС США по интеграции и организации управления, связи, разведки и наблюдения, выполняют обеспечивающие функции в интересах войск и, при необходимости, препятствуют противнику использовать аналогичные возможности имеющихся у него космических средств. Они позволяют командующим (командирам) на основании максимально полной информации о текущей обстановке и перспективах ее развития диктовать условия и темп проведения операций. Завоевание космического и информационного превосходства даст Соединенным Штатам возможность установить и удерживать господство в любой другой среде, в том числе и за счет эффективного противодействия возможностям противника по управлению своими силами.

Сдерживание. Космические силы выступают составной частью сил сдерживания США. Они являются гарантией того, что подготовка противника к войне и начало враждебных действий будут своевременно вскрыты. Обладание такими средствами ведения войны способствует формированию у противника неопределенности в отношении достижимости преследуемых целей, создает для него действенную угрозу, позволяет своевременно и эффективно ответить на агрессию. Наличие эффективных космических сил выступает тем критически важным фактором, который делает неприемлемой цену использования силы или угрозы силой в отношении США. Возможности по сдерживанию агрессии будут еще больше, если противнику гарантированно не будет позволено получить асимметричное преимущество в результате противодействия американским космическим системам или использования космических средств во враждебных Соединенным Штатам целях.

Оборона. Космические силы будут способствовать повышению эффективности применения ВС США в целом, а также в случае, если фактор сдерживания перестанет действовать. Высокие космические технологии являются средством усиления боевой мощи вооруженных сил. Способность контролировать космическое пространство позволит обеспечить всеобъемлющую защиту, господство на поле боя и информационное превосходство, то есть все то, что необходимо для успеха в военных операциях. Таким образом, космические средства позволят Соединенным Штатам путем применения достаточной и пропорциональной силы вынудить противника отказаться от достижения своих целей.

Международное сотрудничество. Космические силы обеспечивают стратегические преимущества США и являются важным элементом коалиционной стратегии, в рамках которой эта страна может стать гарантом обеспечения международной безопасности (в американском понимании, естественно). Несмотря на то что она будет сохранять возможность действовать самостоятельно, все больше в норму входят коалиционные военные операции. Развертывание войск совместно с другими государствами повышает важность взаимодействия. КС способны существенно повысить эффективность взаимодействия, обеспечивая доступ к системам общего пользования, обработки данных и информационным базам. Они дают возможность войскам в совместных операциях действовать более эффективно. Интегрирование космических возможностей в совместные операции должно укреплять военное сотрудничество и союзнические структуры, что будет содействовать дальнейшему укреплению национальной безопасности США.

Исходя из требований, сформулированных в директиве президента и приведенных выше оценок, а также перспектив развития американских и зарубежных космических технологий министр обороны США сформулировал основы национальной военно-космической политики следующим образом.

Космическая политика, проводимая министерством обороны, основывается на признании космоса такой же средой, как суша, море или воздух. В ней могут и, возможно, будут осуществляться военные операции в интересах обеспечения национальной безопасности США. Способность выходить в космос и использовать его относится к категории жизненно важных национальных интересов, поскольку многие виды деятельности в этой среде имеют решающее значение для обеспечения национальной безопасности страны и ее экономического процветания.

Приоритетными задачами космичесюй и связанной с космосом деятельности министерства обороны являются обеспечение статуса свободы космоса и защита в нем интересов национальной безопасности США. В соответствии с директивой «Национальная космическая политика» американские космические системы как национальная собственность обладают правом свободного пролета и беспрепятственного функционирования в космическом пространстве. Преднамеренное противодействие этим системам будет рассматриваться как нарушение суверенных прав. США могут предпринимать все необходимые меры самообороны, в том числе по указанию национального военно-политического руководства применить силу в ответ на такое нарушение своих прав.

Главной задачей министерства обороны считается обеспечение таких оперативных возможностей космических сил, которые гарантировали бы достаточную космическую мощь США для достижения целей национальной безопасности в соответствии с документами «Стратегия национальной безопасности в новом столетии» и «Космическая политика США». Сопутствующими задачами при этом являются поддержание прочной базы американской космической промышленности и развитие ориентированных на перспективу технологий. Указанные задачи предполагается решать по следующим направлениям: реализация неотъемлемого права Соединенных Штатов на самооборону и выполнение обязательств по защите союзников и дружественных государств; обеспечение доступа в космос и способности выполнять там поставленные задачи; сдерживание угрозы, предупреждение, а при необходимости и защита от нападения противника; обеспечение беспрепятственного использования космического пространства Соединенными Штатами независимо от намерений противника; обеспечение способности США проводить военные и разведывательные космические операции, а также осуществлять другую, связанную с космосом, деятельность; усиление боевых возможностей войск, как своих, так и союзников; противодействие, если потребуется, принадлежащим другим странам КС и выполняемым ими функциям в случае их использования во враждебных США целях; обеспечение потребностей военного и разведывательного характера в мирное время, условиях кризиса, на всех этапах развития конфликта; обеспечение деятельности национального политического руководства, членов разведывательного сообщества, высшего военного руководства страны, командующих боевыми командованиями, видов вооруженных сил, других должностных лиц федерального уровня, а также непрерывности функционирования правительства.

Как отмечается в директиве министра обороны, чтобы военно-космические силы США могли выполнять свои функции с максимальной степенью эффективности, при разработке стратегии, доктрин, концепций, различных планов (боевой подготовки, оперативных и действий ВС США в чрезвычайных условиях) должны учитываться возможности космических средств и порядок их боевого применения. При этом подчеркивается, что особое внимание следует обращать на космическое обеспечение действий ВС на всех уровнях, включая низшее тактическое звено. Такое обеспечение должно быть оптимизировано с тем, чтобы все эшелоны командования понимали и в полной мере использовали оперативные преимущества, которые дают им КС, представляли себе их оперативные ограничения и эффективно пользовались возможностями космических средств при проведении объединенных и совместных операций.

Сведения о структуре космических сил, их задачах, возможностях и принципах применения будут включены в программы профессионального военного обучения, а также в планы совместных тренировок и учений видов ВС с целью подготовки квалифицированного персонала для штабов вооруженных сил на всех уровнях. В ходе соответствующих совместных учений и учений отдельных видов ВС предполагается отрабатывать весь комплекс мероприятий по выполнению задач космическими средствами, отработке действий под наблюдением противника из космоса или против войск противостоящей стороны, боевые возможности которого усилены за счет привлечения собственных КС, а также действия в условиях потери части принадлежащих США космических сил и средств. Структурирование же и распределение ресурсов космических сил должны будут осуществляться с учетом интересов и потребностей всех компонентов ВС, с целью обеспечения взаимодействия между регулярными войсками, национальной гвардией и резервом.

Особое внимание в директиве министра обороны уделено подготовке и использованию военных астронавтов, которые должны не только проводить в космосе исследования, испытания, оценивать параметры различных систем, но также решать широкий круг задач военного характера (самостоятельных либо обеспечивающих боевые действия других сил). Для обеспечения безопасности космических полетов предписывается, чтобы все действия и мероприятия по линии МО в космосе, через космос, из космоса или в направлении над линией горизонта, которые могут непреднамеренно повлиять на ИСЗ или человека в космосе, осуществлялись с надлежащими мерами предосторожности и ответственности, гарантирующими защиту КС, эффективность их функционирования, а также безопасность действий человека в космическом пространстве, как этого требуют интересы национальной безопасности. Такая деятельность должна соответствующим образом быть скоординирована с действиями объединенного космического командования (ОКК)* ВС США с целью предотвращения возможных конфликтных ситуаций при проведении подобных операций Соединенными Штатами, дружественными и другими государствами.

Полковник В. Дорофеев
«Зарубежное военное обозрение» №5-6 2001

* Подробнее см.: Зарубежное военное обозрение. - 1998. - № 7. - С. 29 - 33.



 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001