Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Флот в борьбе с терроризмом

Терроризм в XXI веке может превратиться в одну из опаснейших проблем современности. В настоящее время он приобретает глобальный характер и все больше угрожает мировой цивилизации. Варварские методы и действия террористов влекут за собой политические, экономические и моральные потери для многих стран. В мире сегодня насчитывается около 500 нелегальных террористических организаций.

Всевозрастающую опасность представляет морской терроризм, которому в общей системе антитеррористической деятельности уделяется неоправданно меньшее внимание, чем «сухопутному»: ведь в Мировом океане могут создаваться ситуации не менее ужасные по своим последствиям. Здесь, видимо, применима известная русская пословица «гром не грянет - мужик не перекрестится».

Вполне реально парализовать экономику стран, зависимых от морских поставок энергоресурсов, сырья и других необходимых товаров. Так, например, подрыв супертанкера в порту Роттердама скажется на жизни одновременно нескольких европейских стран, экономика которых зависит от функционирования порта. Такое вполне реально: только в 1998 году 25% (60-70) от общего количества судов, подвергшихся нападению, - танкеры. Может пострадать и военная безопасность государств, имеющих ограниченную мобилизационную возможность своих флотов и вынужденных использовать фрахт и суда «под удобным флагом» для перевозки войск и грузов в ходе кризисных ситуаций. В этом случае затрудняется организация защиты морских коммуникаций, которые становятся более уязвимыми.

Одним из ощутимых по своим последствиям могут стать террористические акты с захватом и угоном нефтеналивных судов, химовозов и транспортов с другими опасными грузами.

Широкое поле деятельности для террористов предоставляется в ограниченных акваториях морских проливов, таких, скажем, как Малаккский, имеющий огромное значение для морской торговли и военной безопасности стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Сегодня наблюдается тенденция стирания граней между терроризмом и пиратством, которые, различаясь по целям действий, имеют много общего в способах выполнения преступных акций и создании угроз безопасности морской деятельности и военно-экономической стабильности международной обстановки. Оба этих зла -преступления мирового характера. Несмотря на то, что основная цель пиратства - личная нажива и обогащение, ее достижение, сопровождающееся грабежами, насилием и человеческими жертвами, в конечном итоге создает трудности свободному мореплаванию, наносит ущерб экономике, подрывает авторитет государства как гаранта безопасности торгового судоходства.

Террористы, используя шантаж и запугивание населения и властей, преследуют определенные политические, экономические и военные цели. Однако при этом тоже попираются принципы безопасности и свободы мореплавания, захватываются и грабятся торговые суда для получения дополнительных материальных средств с целью проведения диверсий и личной наживы с применением, как правило, любых, самых жестоких силовых методов, в основном, угрозой и уничтожением захваченных заложников.

Стремление пиратов в последнее время образовывать сообщества, не исключающие прямых связей с террористическими организациями, усиливает угрозу человечеству в Мировом океане.

Идентификация действий террористов и пиратов на море крайне затруднительна, а подчас и невозможна. Учитывая это, а также «родственный» характер их преступных действий, целесообразно рассматривать подготовку и ведение борьбы с ними в рамках единой системы антитеррористической деятельности на море. Она особенно актуальна в связи с расширением транспортировки оружия массового уничтожения (ОМУ) и его элементов морем, значительно более скрытна, нежели сухопутная. Мировой океан одновременно бороздят десятки тысяч кораблей и судов, и выявить среди них плавсредства террористов крайне сложно. Для их обнаружения необходимы невероятные наряды поисковых средств, поэтому эффективная борьба с морским терроризмом требует объединенных усилий мирового сообщества. При этом имеются в виду не только корабли, их сплаванность и оперативно-тактическая совместимость в ордерах (порядках), но и, что особенно важно, некоторые виды боевого обеспечения, особенно разведка, для своевременного выявления направлений использования и распознавания плавсредств террористов и наведения на них противодействующих сил. Борьба с транспортировкой ОМУ и его элементов начинает превалировать над другими задачами пресечения действий морских террористов и требует наступательной тактики для своевременного выявления судов с запрещенными грузами и их обезвреживания вплоть до применения оружия в случае сопротивления досмотру.

В настоящее время особое внимание нужно уделять «ядерной составляющей» терроризма, которая обусловлена широким распространением атомных боеприпасов и развитием ядерной энергетики - источника плутония и урана для производства ОМУ. Радиоактивные компоненты медицинские, промышленные и из различной контрольно-измерительной аппаратуры могут быть использованы для создания радиологического оружия. К этому особенно стремятся террористы, т.к. в изготовлении оно проще, чем ядерные заряды, а необходимые материалы раздобыть легко, поскольку радиоактивные источники практически невозможно проконтролировать из-за обилия, разнообразия и по другим причинам.

Однако только на этом концентрироваться не следует, необходимо вести борьбу с морскими террористами по всему фронту их деятельности, включающей: захват и ограбление торговых судов; транспортировку ядерного, радиологического, химического и бактериологического оружия или материалов для его производства; поставки оружия, наркотиков и других запрещенных грузов, которые могут быть использованы для наживы или финансирования преступных акций; захват судов с опасными грузами и совершение терактов против береговых объектов и судоходства (например, супертанкеров (химовозов) с последующим их подрывом и затоплением в крупных портах или в стратегически важных международных проливах; нападения на боевые корабли, суда и важные объекты морской инфраструктуры с целью их уничтожения; доставку ОМУ или их элементов в государство-цель для создания экологических, экономических и других «зон бедствия» с массовыми жертвами среди населения; угрозу уничтожения заложников пассажирских судов с предъявлением политических и иных требований.

При этом могут использоваться:

  • в подводной среде: сверхмалые подводные лодки, оснащенные торпедами, ракетами, минами и подрывными зарядами, боевые пловцы-диверсанты на транспортировщиках, а также человеко-торпеды;
  • над водой: различные суда и скоростные катера, вооруженные подрывными зарядами, ракетами, торпедами и минами;
  • в воздушном пространстве: ракеты, беспилотные летательные аппараты и др.

Особо опасные районы морского терроризма: в Юго-Восточной Азии - Малакк-ский пролив, Индонезия, Филиппины, Таиланд, Южно-Китайское море; в Западной Африке - Нигерия, Сенегал, Ангола, Гана; в Восточной Африке - Сомали, Танзания; в Южной Азии - Индия, Шри-Ланка, Бангладеш; в Южной Америке - Бразилия, Колумбия, Венесуэла, Гайана, Эквадор. В последнем пятилетии XX века обозначилась тенденция перенесения действий морских террористов в первую очередь к берегам развитых приморских государств мира - центров глобализации.

Практически все крупные «сухопутные» преступные организации имеют и морские подразделения: филиппинская группировка, ХАМАС, исламский джихад и др.

Характерна деятельность бен Ладена, который создал собственный «военный» флот из 16-19 кораблей (ударных и брандеров) небольшого водоизмещения (200-300 т), вооруженных скорострельными автоматическими пушками, крупнокалиберными пулеметами, переносными зенитными комплексами.

Плавсредства Аль-Каиды базируются в районе Африканского Рога (для действий в западной части Индийского океана); в Индонезийском архипелаге (для действий в Малаккском проливе); в нескольких портах экваториальных стран Западной Африки (нацеленные на атаку восточного побережья США).

Некоторые характерные примеры терактов на море.

Захват в 1985 году в Египте организацией «Фронт освобождения Палестины» итальянского судна Achille Lauro с угрозой взорвать его, если руководство Израиля не освободит 50 заключенных.

Подрыв 13 октября 2000 года в порту Аден (Йемен) брандером эсминца УРО ВМС США «Коул». Заряд в 8 тонн тротила проделал пробоину в борту размером 12 х 12 кв. м. Погибли 17 и были ранены 38 членов экипажа. Атаку спланировали в тот момент, когда корабль буксировали в порт и он не мог эффективно противодействовать террористам.

23 октября 2000 года два катера террористической организации «Тигры освобождения Тамил и Лама» напали на два пассажирских парома в Шри-Ланке, один из которых затонул, а второй был сильно поврежден. Погибли более 400 человек.

Количество нападений на морские суда неуклонно растет (вместе с пиратскими): в 1986 году - 38, 1987 - 57, 1988 - 57, 1989 - 48, 1990 - 64, 1991 - 107, 1992 - 106, 1993 -103,1994 - 90,1995 - 187,1996 - 228, 1997-252.

Успешная борьба с морским терроризмом невозможна без тесного сотрудничества большинства государств мира. Основная цель - контроль морского движения для предотвращения транспортировки ОМУ и его элементов, выявление и захват плавсредств террористов, помощь заложникам и уничтожение преступников при их сопротивлении.

Формы подготовки многонациональных военно-морских тактических групп и соединений - совместные учения, командно-штабные военные игры, взаимные консультации, семинары и т.п. Основы антитеррористического военно-морского сотрудничества заложены организацией ФРУКУС в составе американских, российских, английских и французских специалистов. К настоящему времени на играх апробированы правила ведения и получен опыт планирования совместных многонациональных операций на море, в основном отработана единая терминология, рассмотрены вопросы объединенного командования и управления, решены проблемы оперативной совместимости, тылового и технического обеспечения, обозначены основные направления борьбы с терроризмом и порядок применения объединенных сил в соответствии с мандатом СБ ООН.

На совместных военно-морских учениях необходимо отрабатывать общие элементы оперативно-тактической совместимости, а также действия при освещении обстановки, организации обороны, поиска и уничтожения надводных и подводных средств террора; поиск судов, подвергшихся нападению, и оказание им помощи; обеспечение безопасности торгового мореплавания; предотвращение нападений с моря на административные, промышленные, военные и другие объекты.

Особое внимание требуется уделять досмотровым операциям и сопровождению торговых судов в составе конвоев при прохождении наиболее опасных от террористов районов.

Начиная с 1993 года межнациональные совместные учения военно-морских сил (в т.ч. и с участием России) проводятся регулярно.

В октябре 2004 года в северо-восточной Атлантике состоялись российско-американские учения «Северный орел 2004», в которых участвовали крупные группировки 6-го флота США и Северного флота РФ (тяжелый атомный крейсер «Петр Великий», ракетный крейсер «Маршал Устинов», два больших противолодочных корабля «Североморск» и «Адмирал Левченко», эскадренный миноносец «Адмирал Ушаков», три подводные лодки, суда обеспечения).

Основная цель учений - достижение оперативной совместимости сил при решении основных боевых задач, в т.ч. и антитеррористических. Большое внимание было уделено обороне кораблей в море и борьбе с незаконной перевозкой грузов. Рассматривается возможность перевода таких крупномасштабных учений на систематическую основу.

Тихоокеанский флот наряду с действиями в Индийском океане регулярно участвует в совместных учениях с Японией и США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Наиболее значительное командно-штабное учение «Восток 2003» прошло в августе того же года. В нем участвовали 61 боевой корабль, 31 судно обеспечения, 72 самолета и вертолета, более 70 тыс. военнослужащих и гражданских специалистов России, Японии и Южной Кореи.

АТР отличается растущим экономическим потенциалом и быстро развивающимся судоходством, что требует серьезных усилий по его защите. Только с 10 июня по 11 августа 2003 года зарегистрировано 56 нападений на торговые суда. Поэтому все учебные мероприятия КШУ в значительной степени были направлены на борьбу с морским терроризмом, контрабандой оружия и других незаконных грузов, обеспечение безопасности судоходства и морехозяйственной деятельности.

Основное звено антитеррора - операция «Активные действия» под руководством командования ОВМС НАТО (проводится с октября 2001 года). Она представляет собой непрерывный мониторинг судоходства двумя соединениями повышенной готовности, поочередно находящимися в Средиземном море, с целью выявления плавсредств, имеющих на борту террористические группы, взрывные устройства, компоненты ОМУ и средства их доставки.

Поочередно в состав этих соединений входят корабли Великобритании, Греции, Германии, Италии, США, Турции и некоторых других стран.

Первоначально зона действия охватывала лишь восточную часть Средиземноморья. В феврале 2003 года зона патрулирования распространилась на Гибралтар, т.к. его узость может быть использована террористами для проведения атак. К марту 2004 года около 420 судов воспользовались сопровождением кораблей НАТО через пролив. К этому времени пространственный размах операции охватывал уже все Средиземное море. Кроме того, поскольку целый ряд стран, не входящих в НАТО, заявил о своей поддержке борьбы с морским терроризмом и выразил заинтересованность в операции, Североатлантический союз предоставляет им возможность участия в ней. Например, Россия выделяет два сторожевых корабля Черноморского флота.

Следующим этапом операции стало решение о возможных высадках досмотровых партий и штурмовых отрядов на подозрительные суда. На март 2004 года подобные действия предпринимались в 48 случаях.

Несмотря на то, что мандат «активных действий» распространяется только на сдерживание и выявление терроризма, операция оказывает заметное влияние на безопасность и стабильность в Средиземном море.

В нашей стране уже существует понимание того, что террористические акции на море могут иметь тяжелые последствия не только в мировом масштабе, но и для нее самой. Военно-морскому флоту России наряду с основной задачей сдерживания и отражения агрессии с морских направлений необходимо защищать все морское хозяйство, от которого ждут значительного вклада в развитие экономики. Поэтому нельзя допустить снижения эффективности прикрытия силами ВМФ объектов морской деятельности, которые весьма уязвимы от террористических атак. Участие РФ в совместных учениях межнациональных военно-морских сил - необходимое, но недостаточное условие обеспечения ее национальной безопасности в Мировом океане. Требуется развитие сил и средств ВМФ с учетом возрастающих угроз со стороны морского терроризма, которое пока нельзя признать достаточным.

Борис Макеев - член межведомственной комиссии Морской коллегии при Правительстве РФ,
кандидат военно-морских, доктор политических наук, профессор
«Военный парад» №6 2005 год
Сайт журнала: www.milparade.ru


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001