Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

10 лет со дня начала военной операции «Буря в пустыне»

В июле 1990 года произошло резкое обострение отношений Ирака и Кувейта. Багдад потребовал от Кувейта компенсации «потерь» в 2,4 млрд долларов за якобы незаконную добычу нефти в приграничном месторождении, списания задолженности по займам, полученным во время ирано-иракской войны (17 млрд долларов), уступки или сдачи в аренду Ираку стратегически важных о-вов Варба и Бубиян. В ночь с 1 на 2 августа 1990 года иракские войска вторглись в Кувейт, в течение суток оккупировали его и 8 августа объявили о «слиянии» Кувейта с Ираком. В связи с действиями Ирака СБ ООН принял пакет резолюций, осудив агрессию и потребовав незамедлительного и безусловного вывода иракских войск. Были введены всеобъемлющие торгово-экономические санкции, установлена морская, сухопутная и воздушная блокада Ирака.

16 января 1991 года началась санкционированная ООН военная операция «Буря в пустыне» (Desert Storm) с участием США и их союзников против Ирака. Военно-воздушные силы антииракской коалиции бомбардировали военные объекты Ирака, не сумевшего оказать серьезного сопротивления подавляющему превосходству коалиции в военном отношении. За пять недель военная инфраструктура страны была почти полностью уничтожена.

Через шесть часов после начала бомбардировок Саддам Хусейн выступил по радио с обращением к нации. В нем он назвал бывшего президента США Дж. Буша «сатаной» и обвинил во всем «международные сионистские организации». Первым из ответных шагов Багдада стал ракетный удар по Израилю. Подобным образом Хусейн надеялся привлечь на свою сторону арабский мир, поскольку симпатии большинства его лидеров в январе 1991 года были на стороне антииракской коалиции во главе с США. Саддам Хусейн сделал также попытку начать своеобразную «экологическую войну», спуская нефть прямо в Персидский залив и поджигая нефтяные вышки.

Советский Союз взял на себя роль посредника в урегулировании конфликта в Персидском заливе. После переговоров с Е. Примаковым бывший иракский министр иностранных дел Тарик Азиз заявил, что Хусейн готов вывести войска из Кувейта. Однако от Багдада к тому времени уже требовали не только этого. Задача сил коалиции заключалась в том, чтобы лишить Ирак любой возможности использовать свои войска для агрессии против третьих стран. Ирак ни с одним из этих требований не соглашался. Поэтому следующий этап «Бури в пустыне» начался с сухопутной операции 24 февраля 1991 года, в ходе которой за четыре дня территория Кувейта была освобождена.

Одной из сенсаций этой войны стало применение высокоточного оружия, которое, по утверждению американцев, поражали цели с ошибкой всего в несколько метров. Однако из Ирака поступали сообщения об обратном. Так, одна из ракет уничтожила багдадское бомбоубежище, где, по данным иракских властей, погибли около 300 человек. Впервые в ходе операции в Ираке американцы стали применять в больших масштабах бомбы и снаряды с боевыми элементами из обедненного урана.

Война в Персидском заливе ясно показала, что западные правительства не смогли правильно оценить поступавшую к ним от разведывательных служб информацию. Для Вашингтона оказалось неожиданным не только нападение Ирака на Кувейт, но и наличие иракского арсенала оружия массового поражения. Центральное разведывательное управление на основании спутниковых съемок за много дней до агрессии информировало президента Дж. Буша о концентрации войск, но тот не придал этим сообщениям должного значения. Американский специалист в области разведки Рональд Кесслер в своей книге «ЦРУ изнутри» так писал об этом: «Уже в ноябре 1989 года ЦРУ регулярно сообщало президенту об агрессивных планах Саддама Хуссейна и о его стремлении к гегемонии на Ближнем Востоке. Однако в своих отчетах оно подчеркивало, что пока иракский вождь «отойдет» от ирано-иракской войны и понесенных им убытков и снова станет способным к активным действиям, пройдет около трех лет. Позже, 23 июля 1990 года ЦРУ предупредило, что Саддам Хуссейн направил свои войска к кувейтской границе и что готовится вторжение».

Другое обстоятельство связано с так называемым «синдромом войны в Персидском заливе». Десятки тысяч американских солдат, воевавших в Кувейте в начале 1991 года, до сих пор жалуются на последствия войны для здоровья. Пентагон успокаивал их, утверждая, что ухудшение состояния здоровья связано с полученными на войне психологическими травмами. Вооруженные силы отказались взять на себя расходы по лечению тысяч солдат. Только несколькими годами позднее, после снятия грифа секретности, общественность узнала, что 20 тысяч американских солдат, возможно, стали жертвами иракского отравляющего газа. В марте 1991 года без соблюдения каких-либо мер предосторожности был взорван иракский склад боевых отравляющих веществ в г. Эль-Хамисийе. Через шесть месяцев ЦРУ сообщило в Пентагон, что находящиеся рядом американские солдаты могли подвергнуться воздействию нервно-паралитического газа зарин, облако которого вырвалось во время взрыва. Более четырех лет отчет ЦРУ Пентагон держал в секрете. Лишь под давлением общественности в апреле 1997 года сотрудник по связям с общественностью Роберт Уолпол принес ветеранам войны в Персидском заливе извинения от имени ЦРУ за небрежность, вследствие которой американские солдаты пострадали от химических отравляющих веществ. Также выяснилось, что ЦРУ еще за семь лет до войны было проинформировано об иракских химических складах, но во время самой войны «по ошибке» эти сведения во оказались под замком.

Также лишь 22 декабря 1997 года американцы узнали, что во время Кувейтской войны восемь тысяч военнослужащих были подвергнуты экспериментальным прививкам. Нелегальные прививки, на последствия которых солдаты жалуются до настоящего времени, проводились вопреки возражениям армейских экспертов. Следствием их стали мышечная слабость, ухудшение зрения и проблемы с дыханием.

«Зарубежное военное обозрение» №3 2001


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001