Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Вторая гражданская война в Судане (1983-2005)

Часть 1. Начало

1.1. Причины и поводы войны

По условиям Аддис-Абебского соглашения 1972 года, прекратившего 1-ю Гражданскую войну в Судане, на юге страны создавалась автономия. Многие бывшие повстанцы из организации Анья-нья заняли высокие посты в военной и гражданской администрации этого автономного региона. Однако полностью устранить разногласия между арабо-мусульманским севером и негритяно-христианским югом это не могло.

Главной претензией элиты южан к хартумским властям оставалась так называемая «маргинализация» - крайне популярный в африканских странах термин, обозначающий несправедливое распределение власти и доходов в отношении населения (элиты) определенного региона. Рамки данного понятия расплывчаты: под него попадает и ситуация, когда ресурсы региона действительно хищнически расхищаются центральной властью; и небольшое отчисление доходов региона на общегосударственные нужды; и даже недостаточное (по мнению местной элиты) вливание средств в регион за счет доходов от других провинций страны. Наличие во властных структурах автономии Южного Судана сколь угодно малого количества арабских чиновников тоже могло служить основанием для обвинений в маргинализации, причем одновременно с недовольством недостаточным представительством южан в центральном правительстве. Таким образом, само восприятие «маргинализации» зачастую носит субъективный характер.

Причем в случае с Южным Суданом начала 80-х годов мы встречаемся с весьма интересным случаем. Открытие здесь месторождений нефти и подготовка к их разработке вызвала среди южан сильнейшие опасения, что их обделят в будущем. То есть, на данный момент еще не наблюдалась активная эксплуатация ресурсов региона в интересах центрального правительства – но южане уже опасались, что так оно и случится. И, по всей видимости, хартумское правительство действительно не собиралось удовлетвориться малой долей…

Второй по значимости причиной для беспокойства южан (преимущественно христиан или анимистов) служила политика северосуданских арабов по построению исламского государства. Хоть правительство Нимейри и заявляло, что внесение в конституцию и повседневную жизнь страны положений об исламском государстве не затронет права населения Южного Судана, но верили в это не все (и я не назову это излишней перестраховкой).

Указав главные причины войны, стоит сказать несколько слов о непосредственных поводах. Во-первых, хартумским правительством активно реализовывался проект Джонглей-канала. Дело в том, что поступающий через Белый Нил и его притоки в болотистую местность в центре Южного Судана («судд») сток водообильной экваториальной Африки преимущественно расходовался на сумасшедшее испарение из-за медленного течения реки, нередко полностью перегораживаемой плавучими островами растительности. Из более чем 20 кубических километров входящего стока далее в путь к Хартуму и Египту отправлялось 6-7. Поэтому возник проект переброски вод Белого Нила мимо судда по кратчайшему пути, обещавший высвободить объем около 5 кубических километров пресной воды в год – огромная цифра, учитывая, что по соглашению о распределении уже имевшихся водных ресурсов густозаселенный Египет мог претендовать на 55 кубокилометров, а Судан – на 20. Однако данный проект вызвал сильное беспокойство среди местных племен судда, опасавшихся серьезного изменения среды обитания и разрушения их традиционного экономического уклада. В процессе написания данной статьи, уже через 29 лет после начала описываемых событий, я так и не встретил однозначного вывода экологов о возможном воздействии Джонглей-канала на экосистему и хозяйство южан, так что их беспокойство в 1983 году было тем более обоснованно.

Вторым, и самым непосредственным, поводом к восстанию послужило решение центрального правительства о переводе нескольких частей суданской армии с юга на север страны. В рамках декларируемого единства Судана данный шаг не выглядел странным и/или несправедливым. Однако стоит учитывать, что части вооруженных сил в автономном регионе были укомплектованы зачастую из бывших повстанцев. Многие из них и так проявляли недовольство Аддис-Абебским соглашением 1972 года, сохранившим единство столь разноплеменной страны и, хоть и редуцированное, но все же влияние арабов на юге. Это уже привело в 1975 к новому восстанию и созданию Анья-нья-2, впрочем, недостаточно обширному движению, действия которого не заслужили на наименование «2-я Гражданская война в Судане». Однако планируемая хартумским правительством переброска значительной части подразделений южан на север (где они, находясь в чуждом регионе, точно не могли бы представлять угрозу арабскому правительству в эксплуатации ресурсов юга), создала идеальный повод для восстания.

Таким образом, оценивая в совокупности и причины и поводы 2-й Гражданской, нельзя сделать вывод о полной виновности в этом арабов севера страны. Как и нельзя назвать необоснованными опасения и претензии южан. Однако думаю, что действия хартумского правительства после начала войны (в значительной мере описываемые терминами «средневековье» и «геноцид») вполне оправдывают лидеров южан, инициировавших эту кровопролитную борьбу. И, безотносительно к исходным деяниям и намерениям сторон, несомненно, что попытка объединения в одном государстве Судан столь разных по этническому происхождению и вероисповеданию народов была изначально преступной.

1.2. Начало восстания

Теперь наконец пора сказать хотя бы пару слов о самом восстании, приведшем к Гражданской войне. Началось оно ранним утром 16 мая 1983 года в лагере 105-го батальона Суданских вооруженных сил (далее SAF) в нескольких километрах от города Бор. Инициировал и возглавил мятеж командир батальона майор Керубино Кваньин Бол, убедивший своих подчиненных не подчиняться приказу о переводе на север страны. Восставшие открыли огонь по присутствовавшим в лагере немногочисленным арабским военнослужащим, взяв на время под свой контроль окрестности Бора. В тот же день, получив известие о борском мятеже, в нескольких десятках километров к северо-востоку восстал 104-й батальон SAF в районе Айода, также охранявший трассу Джонглей-канала. В последнем случае командовал восставшими майор Вильям Нуйон Бани.

Суданское правительство направило против мятежников существенные силы, заставив их бежать в восточном направлении в Эфиопию, уже не один год поддерживавшую южносуданских повстанцев из Анья-нья-2. Однако новое восстание не просто добавило некоторое количество недовольных к имевшимся в эфиопских лагерях беженцам. Во-первых, туда прибыли организованные и тренированные бойцы со своими командирами. Во-вторых, в числе направленных на подавление борского мятежа военнослужащих находился происходивший из нилотского племени динка полковник Джон Гаранг де Мабиор. Не будучи инициатором восстания, последний все же присоединился к нему, улучив момент для дезертирства из прибывших в район Бора подразделений SAF.

Именно с деятельностью Джона Гаранга неразрывно связана основная борьба южносуданцев в ходе 2-й Гражданской войны – кто-то включился в нее раньше, кто-то позже; кто-то проявил на поле боя свой героизм больше, кто-то меньше – но без Джона Гаранга это вряд ли привело бы к тому результату, который мы видим ныне. Я конечно забегаю вперед в повествовании о 2-й Гражданской в Судане, однако не случайно. Джон Гаранг не участвовал лично в штурмах городов. Силы Джона Гаранга терпели поражения. Джон Гаранг совершал ошибки. Силы Джона Гаранга совершали неподобающие действия. Джон Гаранг привел южан к победе.

1.3. Создание SPLA

А теперь вернемся к событиям 1983. Борский мятеж вызвал активный приток в Эфиопию недовольных хартумским правительством. В тот момент повстанческие настроения буквально бродили в воздухе Южного Судана, так что при известии о мятеже началось бегство и политиков автономии, и просто жителей. Первые, разумеется, сразу же попытались оформить свое участие в восстании, развернув в лагерях беженцев бурную деятельность. Еще до прибытия туда инициаторов мятежа, потративших некоторое время на бои с правительственными силами, группа политиков объявила о создании Народно-освободительной армии Судана (НОАС). Сразу отмечу, что я все же предпочту использовать в рассказе англоязычные аббревиатуры (вместо НОАС – SPLA), раз уж вся информация для написания статьи извлечена из англоязычных источников, и именно по ним заинтересовавшиеся данным вопросом лица могут осуществить самостоятельный поиск.

На приведшей к созданию SPLA встрече политиков первоначально обсуждался вопрос о создании движения, стремившегося к освобождению только Южного Судана (SSPLA). Однако решающим оказалось влияние присутствовавшего на конференции полковника эфиопских вооруженных сил, передавшего пожелания, от которых невозможно было отказаться - ведь дело то происходило в Эфиопии:

  • движение должно носить социалистический характер (сам эфиопский режим Менгисту Хайле Мариама баловался в то время марксистскими экспериментами с колхозами, продразверсткой и «красным террором»);
  • движение должно взять цель на «освобождение» всего Судана, а не только юга.

Не исключено, что данные требования были согласованы с Советским Союзом, активно поддерживавшим эфиопский режим.

Также на упомянутой конференции определили, кто будет руководить новым движением. Главой политической ветви (SPLM) стал ветеран южносуданской политики Акуот Атем. Командующим военной ветвью (SPLA) назначили Гая Тута – отличившего в 1-й Гражданской войне полевого командира Анья-нья, подполковника SAF (после Аддис-Абебского соглашения 1972), ушедшего с военной службы в 1974 и с тех пор занимавшего ряд видных постов в гражданской администрации автономного региона. Действующим военным, дезертировавшим из состава SAF, политики определили в качестве награды пост начальника Генштаба SPLA, отданный Джону Гарангу, обладавшему наибольшим среди них чином полковника.

По прибытии принявших участие в мятеже военных в Эфиопию между ними и создавшими SPLA политиками возникли разногласия. Уже на первом совещании Джон Гаранг выдвинул претензии к Акуоту Атему, мотивируя это его почтенным возрастом. Да и Гай Тут, некогда прославленный командир, в качестве командующего армией не вызывал у гарангистов энтузиазма, ибо уступал последнему в воинском звании и последние 9 лет занимался политической деятельностью. Джон Гаранг отправился в Аддис-Абебу и добился приема у Менгисту Хайле Мариама. По результатам личной встречи Менгисту принял решение поддержать именно его, впечатленный деятельным характером и готовностью в полной мере поддерживать социалистический характер движения. Из Аддис-Абебы в лагерь Итанг (где сосредотачивались беженцы после борского мятежа) поступил приказ арестовать Акуота Атема и Гая Тута, однако последние, предупрежденные одним из эфиопских офицеров, бежали в лагерь Буктенг на территории Судана.

Сам Джон Гаранг вернулся вместе с наделенным широкими полномочиями эфиопским генералом. Хоть Итанг оказался к этому моменту целиком в руках сторонников Гаранга (военных, принявших участие в борском мятеже), однако возник вопрос относительно лагеря Билпам, где уже 8 лет базировались бойцы Анья-нья-2 под командованием Гордона Конга Чуола. Эфиопы желали создания объединенного социалистического повстанческого движения в Судане, поэтому последнему отвели недельный срок явиться в Итанг для решения вопроса о его месте в SPLA. Гордон Конг отказался, то ли опасаясь ареста (прецеденты уже были), то ли несогласный с обменом поста лидера Анья-нья-2 на не столь высокое место в иерархии SPLA. По истечении недельного срока эфиопский генерал назначил полковнику Джону Гарангу, как лидеру SPLA/SPLM, заместителя в лице майора Керубино Кваньина, утвердил в качестве начальника Генштаба майора Вильяма Нуйона и как заместителя начальника Генштаба капитана Салву Киира (кстати, нынешнего Президента Южного Судана). Одновременно эфиоп предоставил Гарангу право назначения других членов командования и, что гораздо более важно, санкционировал военную акцию против сил Анья-нья-2. Так что в конце июля 1983 года SPLA атаковала и после непродолжительных боев захватила Билпам, вытеснив силы Гордона Конга в уже упоминавшийся лагерь Буктенг. На этом оформление нового повстанческого движения (SPLA) можно считать завершенным.

Что же касается вытесненных в Буктенг диссидентов из SPLA и членов Анья-нья-2, то их пути вскоре разошлись. Гордон Конг со своими сторонниками, не видя далее возможности опереться на какие-либо базы за пределами Судана, перешел на сторону хартумского правительства, борьбу с которым Анья-нья-2 начала за 8 лет до появления SPLA. Гая Тута в начале 1984 убил его заместитель, который вскоре тоже погиб в очередной междоусобице. Акуот Атем, выходец из племени динка, вскоре после гибели Гая Тута пал от рук нуэров, получивших импульс ненависти к динка после неудач их лидеров Гордона Конга и Гая Тута.

1.4. Население Южного Судана

Здесь самое время обратить внимание на этнический состав повстанцев и этническую карту Южного Судана в целом. Последний представляет из себя пестрый конгломерат народов и племен, что не могло не отразиться на ходе описываемых событий.

Этническая карта юга Судана. ПКО «Картография» ГУГК при СМ СССР, 1980
(нажать для просмотра в полный размер)

Наибольшим народом в данном регионе являются динка, весьма воинственные люди, разделенные, как здесь полагается, на несколько племен, однако вполне способные при определенных условиях собраться под знаменами единого лидера. Вторые по численности нуэры – представители этого племени необычайно воинственны, возможно даже более чем динка, однако явно уступают последним в способностях действовать под единым командованием. Чересполосица земель динка и нуэров составляет большую часть севера Южного Судана, где также проживают родственные двум предыдущим племенам шиллуки, а равно не столь родственные берта (на северо-восточной границе Южного Судана и Эфиопии). Южную часть региона (так называемую Экваториальную область) заполняет множество племен, наиболее значимыми среди которых, при перечислении с востока на запад, являются дидинга, топоза, ачоли (сородичи которых в Уганде известны созданием одного из самых жутких формирований конца 20/начала 21 века – Армии освобождения господней, LRA), мади, лотуко и локоя, бари и мундари, азанде. Отметились во 2-й Гражданской войне и мурле, и ануаки (на востоке у границы с Эфиопией), и корпорация фертит (разнообразные мелкие племена на западе региона в полосе от Вау до Раги).

Именно динка и нуэры составили первоначально костяк восставших. Именно соперничество их лидеров привело в ходе войны к наиболее тяжелым последствиям для SPLA. В рамках цикла статей, озаглавленных «2-я Гражданская война в Судане», автор по мере возможности будет избегать рассказа о связанных с нуэрами событиях, ибо история участия представителей этого племени в данной войне настолько интересна, что ей планируется посвятить отдельную статью – причем качество обозрения прочих событий 2-й Гражданской не должно пострадать. Это вполне возможно, поскольку исход противоборства решился преимущественно в ходе боевых действий против хартумского правительства динка и союзных им отрядов, организованных руководством SPLA из представителей разнообразнейших племен Южного Судана.

Однако стоит наконец указать этническую принадлежность ранее упомянутых героев нашего повествования:

  • инициатор борского мятежа, первоначально заместитель командующего SPLA, Керубино Кваньин Бол – динка;
  • инициатор восстания в Айоде, первоначально начальник Генштаба, Вильям Нуйон Бани – нуэр;
  • обладатель наивысшего воинского звания на момент мятежа и потом неизменный лидер SPLA (и SPLM), Джон Гаранг – динка;
  • самый первый руководитель SPLM, Акуот Атем – динка;
  • самый первый руководитель SPLА, Гай Тут – нуэр.
Судан. Общая карта
(нажать для просмотра в полный размер)

Таким образом, летняя борьба 1983 года в лагерях беженцев в Эфиопии за руководство SPLА происходила не между представителями динка и нуэров, а между военными и политиками. В среде победившей партии оказались представители обех племен (Гаранг/Керубино и Нуйон), в среде проигравших также (Атем и Тут).

Несколько сложнее оказалась ситуация в отношении соперничества «новых» повстанцев и Анья-нья-2: отвергший объединение со SPLA лидер данной организации Гордон Конг принадлежал к племени нуэров, зато присоединившиеся к новому движению отделы возглавляли динка Джон Коанг и мурле Нгачигак Нгачилук. Таким образом, среди отрядов Гордона Конга остались только нуэры и вступившая в союз с хартумским правительством Анья-нья-2 представляла уже исключительно племенную организацию. Это было для SPLA не очень хорошим признаком – «подобрать» под себя повстанческую структуру, сыграв на социальных или личностных мотивах (длительность которых исчисляется максимум годами), несомненно легче, чем «переманить» этнических оппонентов, причины недовольства которых кроются в столетних спорах народов.

Прежде чем обратиться к описанию боевых действий, скажу еще пару слов о «картографическом обеспечении» повествования. Я считаю, что полноценное понимание хода любого конфликта без изучения его развития в пространстве невозможно. Поэтому только в редких случаях упоминаемое в тексте название нельзя будет найти на сопровождающих статью картах, причем это будет специально отмечаться признаком «(н/к)». В частности, отследить изложенные в данной статье перипетии боевых действий можно будет по фрагментам карты Судана, подготовленной Производственным картосоставительским объединением «Картография» Главного управления геодезии и картографии при Совете министров СССР в 1980г.

Северо-восток Южного Судана. ПКО «Картография» ГУГК при СМ СССР, 1980
(нажать для просмотра в полный размер)

Отмечу лишь одну особенность – уже после издания данной карты в Судане произошло завершение дробления больших провинций, в результате которого Бахр-эль-Газаль оказался разделен на Западный Бахр-эль-Газаль, Северный Бахр-эль-Газаль, Варрап и Озерную провинцию; из Верхнего Нила выделили Джонглей и Юнити; а Экваториальная провинция разделилась на Западную, Центральную и Восточную экваториальные.

Юго-восток Южного Судана. ПКО «Картография» ГУГК при СМ СССР, 1980
(нажать для просмотра в полный размер)

1.5. Боевые действия в 1983-1984 годах

А теперь наконец к борьбе повстанцев с правительством, а не только между собой. 7 ноября 1983 года SPLA захватила поселок Малвал (н/к) в нескольких десятках километров к югу от города Малукал. Поселок представлял собой соломенные хижины с менее чем тысячей жителей, так что его захват (сопровождаемый максимум «боями» с местной полицией) послужил разве что заявкой на серьезность нового движения. Конечно, малозначимые события следует исключать из повествования, но все же я решил Малвал отметить – как первый населенный пункт, попавший в жернова 2-й Гражданской войны в Судане. К тому же SPLA атаковала его почти одновременно с городом Насир, в котором повстанцы захватили все, кроме базы гарнизона SAF. В течении нескольких последующих дней выдвинувшиеся из соседних районов воинские части хартумского правительства вели бои с повстанцами, и по прошествии недели смогли вытеснить противника из Насира, а затем и из Малвала.

Ноябрьская вылазка 1983 года SPLA в Судан была лишь пробой сил, а руководство повстанцев готовилось к совершенно естественной в тех условиях битве на путях снабжения, которая вовсе не была исключительно «битвой на дорогах». В бедном на дорожную инфраструктуру Южном Судане основные пути сообщения пролегали вдоль рек – прежде всего Нила (дающего прямой доступ к столице южного региона Джубе), а также по Собату (притоку Нила, ведущему к Насиру), и системе Бахр-эль-Газаля (дающей доступ из Нила к обширной территории на запад, в том числе и в нефтеносную провинцию Юнити). Поэтому первоначально основными объектами нападений повстанцев стали нильские пароходы.

В феврале 1984 атаке подверглось судно, буксировавшее несколько барж. Правительственные источники утверждали, что погибло лишь 14 пассажиров, тогда как по другим данным – более трех сотен. Следует уточнить, что пассажирами подобных «конвоев» были в равной степени и гражданские, и военные (суданская армия первоначально использовала для перемещения по рекам обычные гражданские транспортные средства). Вторая подтвержденная обеими сторонами атака повстанцев на речной пароход относится лишь к декабрю этого года, но стоит учитывать, что данный конфликт характеризуется особенно противоречивыми сообщениями сторон, так что подтверждение правительством факта инцидента зачастую происходило лишь при происшествии значительного масштаба.

В связи с проблемами на речных путях особое значение для правительства приобретала транспортная авиация. Но и ей пришлось учиться работать в непростых условиях конфликта – в конце июня суданцы подтвердили потерю одного транспортника и одного боевого F-5. Причем правительственная сторона подозревала, что летательные аппараты поразили при помощи ПЗРК «Стрела», полученных СПЛА из Эфиопии.

Впрочем, не только на воде и в воздухе шла «битва на дорогах». Снабжение правительственных сил в западной части Южного Судана в значительной мере осуществлялось по железной дороге, шедшей с севера страны в столицу штата Западный Бахр-эль-Газаль Вау. В марте 1984 СПЛА взорвала здесь железнодорожный мост через реку Лол, перебив охранявший его гарнизон.

Наконец, происходили нападения и на двигавшиеся по суше конвои. В августе попал в засаду и понес большие потери правительственный отряд, направлявшийся из Джубы в Бор. А в начале октября была разгромлена колонна между Дук и Айод, на трассе Джонглей-канала. Кстати, сооружение последнего остановили еще в феврале - тогда повстанцы напали на упомянутый ранее Айод и ряд других пунктов, так что генподрядчик данного гидротехнического объекта французская компания отказалась от дальнейших работ в связи с гибелью нескольких сотрудников. Равным образом ряд нефтяных компаний приостановили свою работу на уже почти готовых к освоению месторождениях в штате Юнити.

1.6. Боевые действия в 1985 году

В начале 1985 года из Джубы в заблокированный повстанцами Бор вышел новый конвой, насчитывавший несколько тысяч военнослужащих с большим количеством техники. В 70 километрах от своей цели он подвергся мощной атаке СПЛА и понес большие потери. Однако размер конвоя сказался на итоге сражения – уничтожить его полностью не удалось. Через некоторое время, приведя себя в порядок, колонна возобновила движение. На пути следования она еще несколько раз попадала в засады, несла потери и надолго останавливалась. Однако, хоть и через три месяца, правительственный отряд все же достиг Бора. Отметим, что для суданской войны стали весьма характерными такие «долгоидущие» конвои. В связи с полным превосходством армии в тяжелом вооружении уничтожить их было непросто, но и правительственным силам приходилось передвигаться очень осторожно, учитывая риск в любой момент попасть в засаду на хорошо знакомой противнику местности.

Пока шла борьба на дорогах, а бойцы инициировавших восстание бывших 104-го и 105-го батальонов Суданских вооруженных сил (SAF) беспокоили армейские гарнизоны в прилегающих к Эфиопии Почалле и Акобо, руководство СПЛА готовило новые подразделения, которые могли бы достойно выступить на арене борьбы с SAF. Титулование при этом рассматривалось как немаловажное – первые два батальона СПЛА несли имя «Носороги» и «Крокодилы». Последние в 1984 предприняли операцию по захвату горного плато Бома к югу от Почаллы, удобного для создания базового района уже на суданской территории. После первоначального успеха повстанцы были вынуждены отступить, отведав действие принципа «удача на стороне больших батальонов».

Тем временем в эфиопских лагерях готовились новые силы – «дивизия» со звучным названием «Саранча», насчитывавшая до 12 тысяч бойцов. И, разумеется, новые ее батальоны носили не менее гордые имена, чем предыдущие – «Скорпионы», «Железный», «Молния». В самом начале 1985 горный район Бома опять захватили, теперь батальоном «Скорпионы» под командованием Нгачигака Нгачилука. И, несмотря на дальнейшие перипетии длительной гражданской войны, Бома так никогда и не была отбита правительственными силами, став надежной базой для операций повстанцев.

Из Бомы силы СПЛА двинулись на запад, нанесли поражение правительственным отрядам к северу от провинциального центра Восточной экваториальной Торита, и начали занимать его окрестности. Их действия в этом районе облегчало содействие народа лотуко (и родственных последним локоя, проживающим в районе Лирии и Нгангалы), представитель которых и видный политический деятель юга Судана Джозеф Одунхо вошел в руководство SPLM.

Продвигаясь на юго-запад, передовые отряды СПЛА достигли поселка Овни-ки-Бул (н/к) в 20 километрах от Магви. Это уже была территория народа мади, не проявившего особого энтузиазма вступить в борьбу против северян-арабов. Поэтому неудивительно, что отряд СПЛА сжег поселок, а прибывшие вскоре подразделения SAF при поддержке местной милиции разбили и отбросили противника.

Вторым направлением продвижения из области лотука для СПЛА было западное, где они захватили расположенный на берегу Нила городок Монгалла. Однако и здесь возникли определенные нюансы – повстанцы вступали в область племени мандари. Последние же на протяжении столетий являлись непосредственными соседями динка из подразделения бор, а потому «имели счеты» с основной ударной силой СПЛА. Старые конфликты между мандари и динка не раз «прорывались» в пост-колониальную эпоху. В частности, вскоре после начала восстания в 1983 мандари устроили резню торговцев-динка в Джубе в ходе борьбы за право торговли на местном рынке. А хартумские власти, умело пользовавшиеся политикой «разделяй и властвуй», этому не препятствовали. В свою очередь, динка в том же 1983 изгнали соперников из городка Тали-пост к юго-западу от Бора. Так что милиция мандари оказалась хорошо мотивирована и пользовалась полной поддержкой правительственных сил. Вскоре она нанесла поражение повстанцам возле Гур-Макур (н/к) вблизи Монгаллы, заставив СПЛА отступить и из этого населенного пункта.

Здесь отмечу очередную особенность данного конфликта. В условиях, когда только хартумское правительство не имело недостатка в тяжелом вооружении, наличие на поле боя даже нескольких танков могло стать решающим фактором. Таким образом, во многих боях со СПЛА правительственная сторона оказывалась представленной преимущественно некоей племенной милицией, которая вряд ли могла одержать победу, не будучи поддержанной «броне-» или «артмастерами» из состава армии. А такая поддержка, в свою очередь, была крайне вероятна – лишь попроси.

В сентябре того же года отряды Южного командования СПЛА, руководил которыми бывший майор SAF Арок Тон Арок, напали на другой важный город племени мандари – Терекеку, теперь на западном берегу Нила несколько севернее Монгаллы. В захваченной Терекеке произошли серьезные эксцессы в отношении мандари. Причем источники отмечают их направленность прежде всего против «восточного крыла» племени, что возможно было местью за недавнее поражение на другой стороне Нила. Впрочем, и Терекеку отряды СПЛА были вынуждены вскоре оставить.

Разумеется, повстанцы проявляли активность и в других районах юга Судана. Однако пока отмечу лишь захват 3 марта 1985 года поселка Джеку (н/к), восточнее Насира у границы с Эфиопией. Хоть это событие и не повлекло дальнейших серьезных последствий, но по крайней мере SAF потеряли здесь весь гарнизон во главе с полковником.

Гораздо труднее было овладеть провинциальными центрами, хоть повстанцы и пытались. В ноябре 1985 только что прибывший после обучения в Эфиопии батальон попытался взять Бор. Однако для составлявших его динка из северных кланов местность судда оказалась совершенно незнакомой и непривычной, что и сыграло немалую роль в итоговом сокрушительном поражении.

По видимому, именно это поражение переполнило «чашу терпения» командования СПЛА в отношении Южного командования. Арок Тон Арока заменили на некоего Куола Маньянг Джуука. Эпитет «некий» впрочем не стоит рассматривать слишком уничижительно – как показали дальнейшие события, наибольшую известность во 2-й Гражданской приобретали не руководители успешных операций, а раскольники и изменники.

Завершим же данный раздел парой эпизодов из «борьбы на дорогах» 1985 года. О продолжавшихся проблемах с нильским пароходством свидетельствовал факт освобождения в феврале 86-го плененного повстанцами несколькими месяцами ранее капитана парохода, гражданина ФРГ (почему собственно этот случай и стал известен). Опасность же полетов на снабжение гарнизонов была подтверждена потерей двух транспортников Buffalo – 14 марта у Акобо и 4 апреля возле Бора. Наконец, в конце года СПЛА несколько раз обстреливала аэропорт Джубы из орудий и минометов, хоть и без особых результатов.

Тем временем приближались более серьезные события…

Павел Нечай,
февраль 2013 г.


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001