Военное дело 
 главная  |   | каталог сайтов  | автору 

 

Действия русского флота в первой мировой войне

Окончание. Начало см. Воен.-истор. журнал. 2001. № 12.
(Если кто сможет отсканировать и прислать
первую часть буду благодарен)

Противником России на Черном море в Первую мировую войну была Турция. И хотя турецкое правительство вначале придерживалось нейтралитета, уже начиная с августа 1914 года Министерство иностранных дел и разведка, внимательно следившие за острой политической борьбой в стране по вопросу о вступлении ее в войну, достаточно полно информировали командующего Черноморским флотом адмирала А.А.Эбергарда о военных приготовлениях турецкой армии и флота, с тем чтобы он имел возможность принять меры предосторожности на случай внезапного нападения противника.

С началом войны на германском фронте правительство дало командующему Черноморским флотом указание избегать явно агрессивных мер предосторожности, которые могли бы быть использованы турецкой военной партией в качестве предлога к выступлению против России. Черноморский флот мог начать боевые действия только по приказу Верховного главнокомандующего или по извещению русского посла в Стамбуле. Несмотря на то что русско-японская война 1904-1905 гг. показала полную несостоятельность такого рода позиции, правительство повторило ту же ошибку в отношении Черноморского флота спустя 10 лет. Его командующий директивой правительства и приказом высшего военного командования был поставлен в условия, при которых не мог осуществить все необходимые мероприятия по повышению боеготовности своих сил и вынужден был пассивно ждать нападения противника.

Позднее командующий, получив достоверную информацию о выходе 27 октября 1914 года германо-турецкого флота из Босфора, сам проявил беспечность и не использовал эти сведения для организации обороны портов и баз. Правда, он вывел основные силы флота в море и целый день держался на подходах к Севастополю, надеясь там встретить противника. Но 28 октября в штаб флота поступило приказание Верховного главнокомандующего «не искать встречи с турецким флотом и вступать с ним в бой лишь в случае крайней необходимости»1. С получением этой телеграммы Черноморская эскадра вернулась в базу, и адмирал А.А.Эбергард больше не предпринимал никаких попыток хоть как-то отреагировать на сообщения об обнаружении неприятельских кораблей.

Конечно, командование флота принимало какие-то меры для того, чтобы не допустить внезапного нападения германо-турецкого флота: в море велась разведка, на подходах к Севастополю был установлен постоянный дозор, главные силы флота находились в базе в боевой готовности и др. Однако всего этого оказалось недостаточно.

Оперативный замысел командующего германо-турецким флотом адмирала Сушона сводился к тому, чтобы, нанеся неожиданный удар практически одновременно по Севастополю, Одессе, Феодосии и Новороссийску, уничтожить находившиеся там корабли и торговые суда, а также наиболее важные военно-экономические объекты на берегу и, ослабив тем самым русский Черноморский флот, добиться господства на море. Операция должна была начаться в ночь на 29 октября с нападения на Одессу. Удар же по остальным базам и портам намечалось нанести на рассвете.

Узнав о появлении германо-турецких кораблей в море и объявив по флоту о начале войны с Турцией, командующий и его штаб, однако, не сделали никаких распоряжений о подготовке своих сил (в том числе и Севастопольской крепости) к отражению возможной атаки противника. Более того, когда начальник охраны рейдов Севастополя по собственной инициативе хотел включить крепостное минное заграждение, установленное на подходах к Севастополю, адмирал А.А.Эбергард запретил это делать, ссылаясь на ожидавшееся возвращение минного заградителя «Прут»2. И если бы все тот же начальник охраны рейдов не предупредил начальника артиллерии крепости о вероятном появлении неприятельских кораблей у Севастополя, то и береговая артиллерия главной базы флота оказалась бы не готовой к отражению их нападения.

В результате флот не смог дать противнику должного отпора, что позволило последнему, нанеся удары, безнаказанно уйти в Босфор. В этом большая вина командующего и его штаба. Вместе с тем германо-турецкому командованию, необдуманно распылившему силы по нескольким далеко отстоявшим друг от друга объектам, не удалось достичь поставленной цели - серьезно ослабить русский флот.

В соответствии со сложившейся с началом военных действий обстановкой на театре перед Черноморским флотом были поставлены следующие задачи: оборона побережья северо-западной части Черного моря от обстрелов и десантов противника; содействие приморскому флангу войск на Кавказском фронте; нарушение морских коммуникаций Турции.

К решению последней задачи Черноморский флот приступил сразу же после вероломного набега вражеских кораблей. Целью его действий было не только прервать проходившие вдоль Анатолийского побережья турецкие коммуникации, но и заблокировать флот противника в Босфоре, а если он попытается прорваться в море, навязать ему бой. В качестве основного способа действий в 1914 году и в первой половине 1915 года применялось крейсерство кораблей эскадры, в ходе которого осуществлялись поиск и потопление транспортов, нанесение артиллерийских ударов по наиболее важным турецким портам (Зонгулдак, Трапезунд и др.), постановка минных заграждений, прежде всего у Босфора.

18 ноября 1914 года русская эскадра (5 линейных кораблей, 3 крейсера, 13 миноносцев), возвращаясь после очередного крейсерства в Севастополь, встретила у мыса Сарыч (Крым) немецкие крейсеры «Гебен» и «Бреслау». Произошел бой, вскрывший ряд серьезных недостатков, особенно в тактической подготовке эскадры, и еще раз показавший, что адмирал А.А.Эбергард не вполне соответствует занимаемой должности. Командующий флотом допустил ошибки, свидетельствующие о его слабой оперативно-тактической подготовке и неумении грамотно использовать даже превосходящие силы для достижения победы над противником3.

Постепенно Черноморский флот избавлялся от недостатков. Для разведки турецких коммуникаций в 1915 году стали впервые использоваться эскадренные миноносцы, гидроавиация. Улучшилась деятельность агентуры. Повысившаяся активность разведки позволила несколько увеличить эффективность действий эскадры. Однако из-за того что в юго-западной части моря не было баз, а материальная часть изрядно износилась, длительное время вести боевые действия на коммуникациях с большим напряжением сил она все же не могла.

Осенью 1915 года, после того как в строй вступили два новых линкора, в составе дивизии линейных кораблей Черноморского флота были созданы три тактические группы, каждая из которых по боевой мощи превосходила неприятельский линейный крейсер «Гебен». Это позволило перейти к систематическим действиям на коммуникациях противника с использованием крупных надводных кораблей. С появлением же в составе флота новых подводных лодок, в том числе первого минного заградителя «Краб», стало возможным привлекать к борьбе на сообщениях и эти средства. Поначалу лодки действовали, как правило, в одиночку, позиционным методом.

Летом 1915 года на Черном море впервые был применен маневренный метод использования подводных лодок: крейсерство в ограниченном районе. Он позволил командирам проявлять большую инициативу при поиске целей, что положительно сказалось на результативности действий.

Подводные лодки в 1915 году применялись еще недостаточно широко, но начиная с февраля 1916 года стали главным средством борьбы на коммуникациях противника в юго-западной части морского театра. Они проводили крейсерские действия в назначенном районе поочередно, сменяя друг друга. Продолжительность похода составляла 10 суток, из них двое затрачивалось на переходы и восемь - на активный поиск противника. За поход каждая лодка проходила в надводном положении от 1100 до 1250 миль, в подводном - до 150 миль.

Особенно отличился в бою 11 октября 1916 года экипаж подводной лодки «Тюлень», встретившейся недалеко от Босфора с вооруженным пароходом «Родосто» (водоизмещение - 6000 т, вооружение - два 88-миллиметровых и два 57-миллиметровых орудия), на котором была смешанная германо-турецкая команда во главе с немецким офицером. Лодка находилась в надводном положении и по техническим причинам не могла погружаться. Командир (старший лейтенант Китицын) решил атаковать цель артиллерийским огнем. Бой завязался на дистанции 8 кабельтовых и продолжался около часа. Несмотря на превосходство противника в артиллерии, подводная лодка одержала победу. После того как в «Родосто» попало более десятка снарядов, вызвавших пожар, он спустил флаг и под конвоем был доставлен в Севастополь в качестве военного трофея. Всего же «Тюлень» уничтожила, повредила и пленила до 20 вражеских судов. Такого успеха в Первую мировую войну не добивалась ни одна русская подводная лодка ни на Черном море, ни на Балтийском.

Новым в применении подводных лодок по сравнению с западноевропейскими флотами того периода стали совместные действия их с эсминцами. Опыт взаимодействия лодок с надводными кораблями оправдал себя, показал возможность обмена между ними информацией об обстановке в интересах повышения результативности борьбы на коммуникациях противника, блокады Босфора, а также берегов так называемого Угольного района Турции.

Использование подводных лодок сильно затруднялось ограниченной возможностью управления ими в море. Поскольку русские субмарины имели радиостанции с предельной дальностью действия 100 миль, командование флота не могло поддерживать с ними связь, а значит, и управлять ими. Однако в начале 1916 года штаб флота нашел выход: между районом боевых действий подводных лодок и Севастополем стали выставляться «репетичные корабли», как правило, эсминцы. «Репетичный корабль» — корабль, специально назначенный для репетова-ния (повторения) передаваемых сигналов, в том числе и радиосредствами. Они принимали радиодонесение с подводной лодки и передавали его в базу, и наоборот - с базы на подводную лодку. В сложившейся тогда обстановке такой способ оказался вполне эффективным и позволил командованию флота в определенной степени организовать управление подводными лодками, находившимися в районах боевых действий.

Развивалась и воздушная разведка. В частности, при обстреле в начале мая 1915 года побережья противника (береговых укреплений Босфора) несколько русских гидросамолетов помимо нанесения бомбовых ударов попеременно вели разведку. Они сделали семь фотоснимков района действий эскадры. Это была одна из первых аэрофотосъемок в ходе войны на море.

В 1916 году обстановка на Черном море осложнилась. В августе в войну на стороне Антанты вступила Румыния: на Балканах образовался новый фронт, который потребовал содействия со стороны сил Черноморского флота. Кроме того, значительно усилилась подводная опасность, так как на Черное море из Средиземного перешли 10 немецких подводных лодок (4 из них появились там еще в 1915 г.). Поскольку Черноморский флот не имел организованной противолодочной обороны на театре, его командованию пришлось срочно принимать меры по ее созданию, прежде всего на подходах к главной базе - Севастополю.

В кампании 1916 года флот должен был решать одновременно несколько важных задач: систематически поддерживать приморский фланг войск Кавказского фронта, а с августа 1916 года - войск Румынии и русского 47-го корпуса (в связи с наступлением германской армии); продолжать блокаду Босфора; защищать свои базы и морские сообщения от вражеских подводных лодок и надводных сил; вести борьбу на прибрежных коммуникациях противника4.

Главным звеном в действиях русского Черноморского флота на морских коммуникациях являлась блокада Босфора, имевшего большое военно-стратегическое значение.

Учтя успешный опыт применения минного оружия на Балтике, командование Черноморского флота во второй половине 1916 года решило заблокировать пролив минными заграждениями. В соответствии с этим решением в период с 30 июля по 10 августа была проведена крупная миннозаградительная операция, результатом которой стали 4 заграждения (всего 880 мин), выставленные перед входом в Босфор5. Кроме того, до конца года в районе пролива с целью усиления этих основных заграждений, воспрещения прохода малых паровых и парусных судов, а также подводных лодок противника по прибрежным фарватерам было осуществлено еще 8 минных постановок. Всего же там в течение кампании корабли Черноморского флота установили 14 заграждений (2187 мин)6. Для их охраны и воспрещения траления был выставлен блокадный дозор из эскадренных миноносцев и подводных лодок, действовавших попарно (со второй половины августа дозор несли в основном подводные лодки).

На минных заграждениях и от действий блокадных сил противник потерял у Босфора подводную и канонерскую лодки, малый миноносец, несколько тральщиков, 4 транспорта, 6 пароходов и десятки мелких паровых и парусных судов7. Нарушение судоходства, вызванное блокадой, привело к серьезным затруднениям в снабжении населения Турции, прежде всего ее столицы, электроэнергией, продовольствием и сырьем, а боевых кораблей и паровых судов - топливом. И все же, несмотря на энергичные действия, полной блокады Босфора русскому флоту достичь не удалось.

Содействие Черноморского флота войскам Кавказского фронта носило в 1916 году масштабный характер, осуществлялось систематически и сыграло важную роль при проведении ими наступательных операций, в частности Трапезундской, на приморском направлении. Помимо артиллерийской поддержки, высадки тактических десантов и диверсионных групп (партий), прикрытия фланга войск от ударов с моря флот обеспечивал доставку им подкреплений и материальных средств. Перевозки войск и различных видов снабжения производила специально сформированная транспортная флотилия, насчитывавшая к 1916 году 90 транспортов8.

При обеспечении высадки войск в Ризе 5-7 апреля 1916 года впервые зародилось тактическое взаимодействие кораблей отряда прикрытия, охранявших рейд от нападения подводных лодок противника, с авиацией. Позже, в ходе оказания содействия войскам приморского фланга Румынского фронта, также впервые было специально предусмотрено использование надводных кораблей для оказания помощи летчикам самолетов, потерпевших аварию или совершивших вынужденную посадку в море. Так, 2 сентября 1916 года шесть самолетов произвели налет на Варну, сбросив на город 54 бомбы. Возвращаясь с задания, одна машина из-за неисправности мотора села на воду у мыса Калиак-рия (Калиакра). Самолет затонул, а летчик был поднят миноносцем, заблаговременно направленным в этот район вместе с тремя другими кораблями для обеспечения удара авиации по Варне.

С созданием в составе Черноморского флота группы авиатранспортов (семь единиц) авиация стала использоваться при решении практически всех задач, стоявших перед Черноморским флотом в годы Первой мировой войны. Она содействовала сухопутным войскам, нанося удары по береговым объектам противника, бомбила порты и базы, вела разведку в море в целях противолодочной обороны, прикрывала свои корабли и порты с воздуха. Способы использования авиатранспортов при ведении боевых действий на Черном море открыли новую страницу в развитии военно-морского искусства. Авиатранспорты стали прообразом авианосцев, широко и эффективно применявшихся во Второй мировой войне.

Кампания 1916 года для русского флота на Черном море оказалась наиболее напряженной. С полной отдачей флот одновременно действовал на нескольких операционных направлениях и решал широкий круг задач с использованием разнородных сил: надводных кораблей, подводных лодок и авиации. Несмотря на сложность обстановки и разнообразие задач, Черноморский флот не только в основном успешно справился с порученным ему делом, но и нанес ощутимый урон германо-турецкому флоту9.

Успешные действия сил флота во многом определялись полнотой и своевременностью получения сведений об обстановке на театре. Надо сказать, что разведка долгое время являлась наиболее слабым местом боевого и оперативного обеспечения Черноморского флота, особенно в 1914—1915 гг. Нехватка крейсеров, а в первое время вообще быстроходных надводных кораблей и современных подводных лодок и плохо поставленная агентурная разведка крайне затрудняли действия сил флота по нарушению коммуникаций противника и осуществлению блокады Босфора. В одном из докладов командующий флотом писал: "Отсутствие быстроходных крейсеров для разведки и неудовлетворительность нашей агентурной разведки делали блокаду очень трудной, требовавшей очень большого напряжения сил личного состава и большого изнашивания механизмов, так как, не имея сведений о движении флота и транспортов неприятеля, приходилось все время крей-серовать, разыскивая транспорты броненосным флотом"10. В дальнейшем положение было выправлено.

Несмотря на определенные недостатки, деятельность сил Черноморского флота характеризовалась высоким военно-морским искусством. В ходе боевых действий были применены многие новые способы и тактические приемы использования разнородных сил и различных видов оружия и технических средств: создание специальных соединений боевых кораблей для систематической поддержки сухопутных войск и обеспечения транспортной флотилии, осуществлявшей воинские перевозки; применение специальных десантных судов и десант-но-высадочных средств; использование авиации и корабельных радиостанций для корректировки огня по береговым целям; привлечение в широких масштабах разнородных сил флота для нарушения сообщений противника; маневренное использование подводных лодок методом крейсерства в ограниченном районе; оперативное взаимодействие подводных лодок и надводных кораблей при блокаде Босфора и Угольного района; включение авиатранспортов в состав эскадры для ведения разведки и нанесения воздушных ударов по неприятельским базам и портам; организация совместных действий надводных кораблей и авиации в интересах борьбы с подводными лодками и др.

Морская война активно велась и на Севере, где Россия к ее началу не имела ни сил, ни оборонительных сооружений, поскольку в первоначальных планах военные действия на этом театре не предусматривались. Единственным военным кораблем, наблюдавшим за побережьем Белого и Баренцева морей и охранявшим в них рыбные промыслы, было посыльное судно «Бакан», с которого собственно и началась история военной флотилии Северного Ледовитого океана.

Необходимость создания этой флотилии была осознана уже в ходе войны, когда Россия лишилась связи со своими союзниками через Балтийское и Черное моря и Северный морской театр с его коммуникациями стал единственно возможным путем осуществления межсоюзнических перевозок. Особенно остро встал вопрос о защите северных морских сообщений, после того как в 1915 году в горле Белого моря на скрытно установленных немцами минах стали подрываться торговые суда и корабли, в числе которых оказался и английский вспомогательный крейсер «Арланц». Это вынудило русское командование, а по соглашению с ним и английское, срочно формировать партии (отряды) траления, организовывать оборону побережья и портов, защиту коммуникаций. Однако дальнейшие события показали, что принятые в 1915 — первой половине 1916 года меры недостаточны и что для решения возникших проблем необходимо создавать более крупное соединение морских сил разнородного состава. Таким соединением и явилась флотилия Северного Ледовитого океана, решение о сформировании которой было принято в июле 1916 года. Первоначально она должна была иметь в своем составе отряд крейсеров, дивизию траления, отряд судов обороны Кольского залива, охрану водного района Архангельского порта, службу наблюдения и связи11. Командующим флотилией в октябре 1916 года был назначен вице-адмирал Коровин (Кербер).

На флотилию, формирование которой затянулось, поскольку большую часть ее корабельного состава, в том числе и вспомогательные суда, пришлось перебрасывать с Дальнего Востока, были возложены проводка судов на миноопасных участках, охрана мест их сосредоточения в ожидании проводки и в портах разгрузки и погрузки, несение дозорной службы на подходах к Кольскому заливу и горлу Белого моря, а также оборона своего побережья. С появлением осенью 1916 года на Северном морском театре германских подводных лодок борьба с ними в условиях острой нехватки боевых кораблей, особенно миноносцев, стала для флотилии одной из самых трудных задач.

Тем не менее, несмотря на сложность обстановки, флотилия Северного Ледовитого океана в основном справилась с возложенными на нее задачами. Потери союзников и нейтральных стран от всех видов оружия противника составили всего 61 транспортное судно, или 1,6 проц. от общего количества судов, прошедших за все время войны по северным морским коммуникациям12.

Первая мировая война показала, что военно-морской флот России после тяжелейшего поражения в войне с Японией 1904—1905 гг. смог в сравнительно короткий срок, всего за 10 лет, восстановить свою мощь и в целом успешно решить не только те задачи, которые ставились перед ним в планах войны, но и другие, возникшие в ходе вооруженной борьбы на Балтийском, Черноморском и Северном театрах.

Успешное решение русским флотом поставленных перед ним задач на морских театрах Первой мировой войны было обеспечено рядом факторов, среди которых важное место занимали хорошо налаженная система управления морскими силами, от чего, как известно, во многом зависит характер и результаты боевой деятельности военно-морского флота; высокий уровень военного искусства адмиралов и боевое мастерство офицеров и матросов; умелое применение новых видов вооружения флотоводцами и командирами разных степеней.

Тогда, в Первую мировую, произошло становление подводного и авианосного флота, минного вооружения, противолодочной и противовоздушной обороны кораблей и их соединений, совершенствование радио как средства управления и разведки. Все это получило дальнейшее развитие в годы Второй мировой войны, а после ее окончания атомные подводные ракетоносцы и авианосцы стали в первый ряд стратегических вооружений развитых держав.

Сегодня, когда мировое сообщество вступило в новое тысячелетие, роль флота, его вооружений шестого поколения неизмеримо возросла. Большое значение флот будет иметь и в грядущих бесконтактных войнах, в борьбе с очагами международного терроризма, в создании устойчивого многополярного мира на основе равной безопасности государств и народов.

Опыт действий российского флота в годы Первой мировой войны, когда впервые опробовались новые морские вооружения и способы их применения, и сегодня ценен для нас. Многие уроки войны на море, которые дали нам те первые годы XX века, в настоящее время не утратили своего значения и весьма поучительны для потомков героев флота государства Российского, преданных Родине, обладавших беспримерным мужеством и знанием военно-морского дела.

Примечания

  1. Российский государственный архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ), ф. 609, оп. 1,д. 397.Л.1.
  2. Если бы заграждение, как пишет Н.В.Новиков, состоявшее из гальванических мин с зарядом по 75 кг пироксилина в каждой, было приведено в боевую готовность, то германский крейсер «Гебен», который маневрировал на этом заграждении во время обстрела Севастополя, неизбежно оказался бы уничтоженным (см.: Новиков Н.В. Операции флота против берега на Черном море в 1914—1917 гг. М.: Воениздат, 1937. С. 19-21).
  3. Бой фактически свелся к поединку двух кораблей — русского линкора «Евстафий» и «Гебена». Потеряв в результате 14 попаданий снарядов различного калибра убитыми 105 и ранеными 59 человек, немецкий крейсер вышел из боя и удалился в базу. На его ремонт потребовалось две недели. На «Евстафий» в результате четырех попаданий было убито 33 и ранено 25 человек (см.: История первой мировой войны 1914-1918. М.: Наука, 1975. Т. I. С. 434).
  4. РГА ВМФ, ф. 609, оп. 1, л. 877, л. 61.
  5. История первой мировой войны 1914-1918. Т. 2. С. 275.
  6. Морской атлас. Т. 3. Ч. I. Л. 40; Там же. Описания к картам. С. 812; История военно-морского искусства. М.: Воениздат, 1963. Т. I. С. 313 (схема).
  7. Флот в первой мировой войне. М.: Воениздат, 1964. Т. I. С. 474, 476, 479.
  8. Павлович Н.Б. Развитие тактики Военно-Морского Флота. М.: Воениздат, 1983. Ч.З. С. 181.
  9. В 1916 г. противник потерял на Черном море 3 миноносца, 4 подводные, 3 канонерские лодки, 6 транспортов, 16 пароходов и буксиров, 4 моторных и 865 парусных судов (История первой мировой войны 1914-1918. Т. 2. С. 280).
  10. РГА ВМФ, ф. 609, оп. 1, д. 397, л. 8.
  11. Быков П.Д. Военные действия на Северном русском морском театре в империалистическую войну 1914— 1918 гг. Л.: Военмориздат, 1939. С. 37.
  12. История первой мировой войны 1914-1918. Т. 2. С. 398.
Генерал-майор В.Л.Золотарев,
доктор исторических наук,
профессор
Военно-исторический журнал №1 2002


 
[ главная | назад | наверх ]
 
 
Рейтинг@Mail.ru liveinternet.ru: показано число просмотров и посетителей за 24 часа
2001-2015 © Военное дело/Voennoe delo
Открыт 18 марта 2001